MENU
Главная » Статьи » Статьи А.П. Романова

Лучший лётчик-истребитель 5-й армии

Соколиный взлёт в небо Кавказа
Первый вылет – Первый орден

В октябре 1942 года Павел Камозин добился отправки на фронт с 246-м ИАП, воспользовавшись спасительным приказом о стажировке лётчиков-инструкторов во фронтовых условиях. Причём, находясь в запасном полку (после ранения и переучивания), он выполнил обескураживающий приказ командира подготовить перед убытием на фронт 40 лётчиков. Т.е. подготовил два полка истребителей (по штату того времени) – и это за девять месяцев! При этом самостоятельно изучил и освоил три новых типа самолётов.

Вспоминает однополчанин Камозина Николай Парфирьев: «Наши войска оставили Ростов. Немецкие полчища хлынули к Сталинграду и на Кавказ, к грозненской и бакинской нефти. Вот тогда и пришёл в наш 246-й истребительный полк Павка Камозин – незаурядный лётчик. Это показали учебные воздушные бои с командиром запасного полка, Героем Советского Союза майором Николаем Жердевым. И это он подтвердил, когда мы прибыли на фронтовой аэродром Адлер-Сочи, и показал на самолёте ЛаГГ-3 – «летающем бревне» своё мастерство!»

В конце сентября 1942 года на Закавказском фронте в направлении удара войск вермахта на Туапсе сложилась сложная обстановка. Наши обороняющиеся войска с воздуха прикрывала 5-я воздушная армия генерал-лейтенанта С.К. Горюнова. На начало октября в ней оставалось 52 истребителя, 12 штурмовиков и 12 разведчиков, которые базировались на аэродромах Адлер, Лазаревское, Агой, Геленджик. Превосходство в воздухе немецкой авиации по количеству производимых самолёто-вылетов было четырёхкратным. После неоднократных требований командования воздушной армии о пополнении частей новыми типами самолётов и увеличении их количества командование ВВС выделяло то, что могло. Истребителям 246-го ИАП, в составе которого только 7 лётчиков имели боевой опыт, предстояло с ходу вступать в бой. На следующий день после прибытия на фронт полк совершил первый боевой вылет. Прикрывая свои войска шестёркой ЛаГГ-3, наши лётчики сбили два «Мессершмитта», открыв боевой счёт полка. 6-го октября лётчиками 246-го ИАП было проведено два боевых вылета с воздушными боями. Свои потери составили один ЛаГГ-3 и четыре прикрываемых самолёта – два И-153 и два Ил-2. Наши лётчики сбили два «Мессершмитта»: Bf.109 и Bf.110. Противник противостоял серьезный – пилоты JG-3 «Удет» и JG-52. Они имели отличную технику, солидный опыт воздушных схваток и применяли эффективную тактику. В Майкопе, где они базировались, было большое «осиное гнездо».

7-го октября в двух первых вылетах на сопровождение штурмовиков Ил-2 лётчики 246-го ИАП сбили два Bf.109 и семь Bf.110. Наши потери – три своих самолёта, погиб младший лейтенант В. Стародубцев (двое спаслись на парашютах).

Лётчики обсуждали прошедшие вылеты, когда вошедший дежурный громко объявил:

- Младший лейтенант Камозин к командиру!

Капитан Кочетков пригласил Павла к столу:

- Вот какая задача, товарищ Камозин, возглавите группу из пяти ЛаГГ-3, над Лазаревской к вам присоединяться «Яки» из 518-го ИАП. Прикрывать войска 18-й армии. Немцы лезут, не считаясь с потерями. Наши войска героически стоят. Люфтваффе бомбит их, пользуясь своим превосходством в воздухе. Патрулировать в районе Хадыженская – Шаумян – Гойтх. Не допустить противника к нашим позициям. Задача ясна? Выполнять!

Обсудив с лётчиками вопросы взаимодействия, Павел подал команду:

- По самолётам! Запускаем!

Над аэродромом Лазаревское к «ЛаГГам» присоединилась пара «Яков». Ведя свою пятёрку на высоте 2600 метров («Яки» шли ниже) восточнее населённого пункта Шаумян Камозин заметил группу самолётов, направлявшихся к нашим позициям. Около 18 Ju.87 и Bf.110, прикрытых шестёркой Bf.109.

Павел подал команду сомкнуть строй. «Якам» действовать против бомбардировщиков, а пятёрке «ЛаГГов» атаковать истребители Bf.109. Павел понимал, что потеря ведущего дезорганизует действия противника. Открыв огонь с дистанции 200 метров, наблюдал разрывы снарядов на двигателе и в кабине. Самолёт ведущего Bf.109 с переворотом, оставляя длинный чёрный след, ушёл вниз. За ним отправился ещё один «Мессер», сбитый кем-то из его пилотов. Довернув самолёт на следующую пару, он точной очередью поразил ещё один «Мессершмитт».

Тем временем пара «Яков» сбила двух «Юнкерсов». Такого напора враг не ожидал. И вскоре в районе боя появилось ещё около 15 «Мессершмиттов». Из этой группы Павел сбил один Bf.109, его лётчики – ещё два. Напряжённый бой длился около 10 минут. Немцы, потеряв шесть машин, решили покинуть поле боя.

А вот как описал этот бой сам Камозин: «В ноябре 1942 года на Кавказе в районе Шаумяна пятёрка самолётов под моим командованием обратила в бегство 25 фашистских стервятников. Это было так. Мы летели на высоте 3000 метров, когда я заметил большую группу вражеских истребителей. Гитлеровцы шли ниже нас. Несмотря на численное превосходство противника, я решил атаковать его. К тому же мы находились по отношению к нему со стороны солнца. Это создавало благоприятную возможность для внезапного нападения. И мы ринулись в атаку. Первый же удар принёс нам удачу. Потеряв несколько своих самолётов, враги заметались в панике. Используя замешательство в их рядах, я догнал одну из машин противника и ударил по кабине и мотору из пулемётов. Самолёт перевернулся в воздухе, вспыхнул и понёсся к земле. Я пошёл в атаку на другой вражеский самолёт, атаковал его в лоб и, когда он пытался проскочить подо мной, подбил его. Вдруг вижу: фашистский стервятник пристроился в хвост лейтенанта Тоичкина и готов его сбить. Я бросился на выручку товарищу и поджёг фашистский истребитель. В этом бою наша пятёрка уничтожила шесть вражеских машин».

У нас победы одержали: Камозин (три Bf.109), Тоичкин (два Bf.109), Варфоломеев, Колесников, Калмыков (по одному Bf.109). Не вернулся из боя Дагаев А.

Сбить три «Мессершмитта» в первом бою - это выдающийся результат! Прикомандированный стажёр произвел феноменальный «хет-трик» в первом воздушном бою против в разы превосходящих сил противника. Принудив до двух десятков «Мессеров» в беспорядке ретироваться. Влез в самое пекло боя, прикрыл товарищей и вовремя пришёл на выручку ведомым.

После посадки Павла горячо поздравляли коллеги. И с тех пор он стал водить группы в бой, хотя и был младшим лейтенантом – командиром звена. Упросил командование оставить его на фронте, стал, наконец, штатным командиром истребительной эскадрильи. За этот бой, и исключительную храбрость и мастерство воздушного бойца в других боях, командир звена младший лейтенант Камозин был награждён орденом Отечественной войны I степени – приказ №04/н 19.12.42 г. Причём непосредственное командование подало представление к награждению сразу высшей государственной наградой – орденом Ленина. И всё же, Павел Михайлович получит орден Ленина, вместе с первой «Золотой Звездой», только чуть позже. Эти награды Герою Советского Союза старшему лейтенанту Камозину вручат уже в Крыму – 25 ноября 1943 года.

На Черноморском побережье в тот опалённый вечер 7-го октября 1942 года, над заснеженными шапками Кавказских гор всходила молодая яркая звезда – звезда лётчика-истребителя Павла Камозина.

 

«Благодаря блестящим победам стал знатным лётчиком фронта»

В 246-м ИАП Камозин провёл ряд результативных боёв, сложных полётов на разведку, сопровождение штурмовиков, прикрытие своих войск. Командование дивизией здесь же на фронте переводит Камозина в 269-й ИАП. С 17 декабря 1942 года приказом №00172 по 5-й воздушной армии младший лейтенант Камозин Павел Михайлович назначен заместителем командира авиационной эскадрильи в 269-й ИАП, который совершал боевые вылеты с аэродрома Лазаревское.

Вот выписка из характеристики на заместителя командира эскадрильи Камозина П.М. в представлении 269-го ИАП на звание гвардейского.

- Рождения 1917. Уроженец г. Орджоникидзеград Орловской области, русский. Рабочий из рабочих. Отец – Камозин Михаил Алексеевич – проживает в городе Орджоникидзеграде Орловской области на улице Коломенская.

- Член ВКП/б с 1943 года.

- Общее образование – 7 классов.

- Военное образование – окончил Борисоглебскую военную школу лётчиков в 1938 году.

- В Красной Армии – с 1937 года.

Участник Отечественной войны с 22.06.1941, на Южном фронте с 22.06.1941, по 05.08.1941 года в составе управления 44-й истребительной дивизии, где он по состоянию здоровья от лётной работы был отстранён и работал диспетчером штаба.

05.08.1941 медицинской комиссией был допущен к лётной работе и работал потом в 275-м бомбардировочном авиаполку по 27.12.1941.

В период с 27.12.1941 по 15.12.1942 работал лётчиком-инструктором в 253-м ЗАП, где сам отлично освоил материальную часть и овладел техникой пилотирования на самолёте ЛаГГ-3 и выпустил без всяких лётных происшествий до 40 пилотов – лётчиков маршевых авиаполков. После неоднократных личных просьб был зачислен в маршевый авиаполк, с которым убыл на фронт.

В период с 07.10.1942 по 13.12.1942 года участвовал в боях на Северо-Кавказском фронте в составе 246-го истребительного полка в должности командира звена. Во время откомандирования 246-го ИАП на переформирование был тут же на фронте переведён в 269-й ИАП, в котором в должности командира звена, а затем заместителя командира эскадрильи участвовал в боях на Закавказском, а затем Северо-Кавказском фронтах.

За этот период совершил 86 боевых вылетов, в том числе 27 боевых вылетов на сопровождение штурмовиков Ил-2 и бомбардировщиков Бостон-3, остальные 59 боевых вылетов на разведку войск противника, свободные полёты для прикрытия своих войск и др.

Проведя 26 групповых воздушных боя, лично сбил 14 самолётов противника, в том числе 6 самолётов Мессершмитт-109, 1 самолёт Юнкерс-88, 5 самолётов Юнкерс-87, 1 самолёт Фокке-Вульф-189 и 1 самолёт Юнкерс-52.

Обладая отличной техникой пилотирования и отличной воздушно-стрелковой подготовкой, благодаря беззаветной смелости, умению быстро оценивать обстановку и принять тактически правильное решение за короткий срок стал непревзойдённым мастером воздушного боя, подлинным советским асом, грозой немецких фашистов.

Личным примером в боях с превосходящими силами противника учил молодой лётный состав науке побеждать. Его ведомые – молодые пилоты Муравин, Поджары и другие за короткий срок под его руководством овладели мастерством воздушного боя и сбили по 5 самолётов противника каждый.

Старший лейтенант Камозин вступал в бой при любом численном превосходстве противника и благодаря исключительному мастерству и смелости неизменно выходил победителем. Были случаи, когда Камозин один атаковал группу из 13 бомбардировщиков противника, в паре вёл воздушный бой с восьмёркой Ме-109 и пр.

Старший лейтенант Камозин отлично выполнял любые боевые задания и особенно искусно вёл разведку войск противника и аэрофотографирование укреплённых позиций противника.

Обладая отличной техникой пилотирования, много работал по повышению штурманских знаний лётного состава эскадрильи и как штурман эскадрильи обеспечил полное отсутствие случаев потери ориентировки, несмотря на работу в горно-лесистой местности с ограниченным количеством ориентиров.

Дисциплинированный командир, требовательный к себе и подчинённым. Скромный и выдержанный в быту и обращении с командирами и подчинёнными. Среди всего личного состава пользуется большим авторитетом и уважением. Благодаря блестящим победам в воздушных боях стал знатным лётчиком фронта.

Летает без единого лётного происшествия.

27.04.1943 на основании приказа командующего 5-й воздушной армией откомандирован в распоряжение отдела кадров ВВС Красной Армии.

В плену и окружении не был. Ранений и контузий не имеет. За смелость и мужество в воздушных боях и лично сбитые 14 самолётов противника награждён званием Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», орденом Красного Знамении и орденом Отечественной войны I степени.

2 июня 1943 г.    

командир 269 ИАП Третьяков
подполковник

С боевой характеристикой согласен

9 июня 1943 г. 

 

командир 239 САД Кудряшов
полковник

Следует ещё раз особо отметить, что в этот период боёв на Закавказском фронте у Люфтваффе было колоссальное численное и техническое преимущество – четырёхкратное (и даже более) превосходство по количеству производимых самолёто-вылетов, а в наших обескровленных авиационных частях примерно 75 процентов самолётов были устаревших типов. Немецкие истребители превосходили даже новые типы советских по всему комплексу боевых характеристик: скорости, скороподъёмности, вертикальной маневренности, огневой мощи, оснащённости средствами связи и живучести. Камозин дрался на ЛаГГ-3, существенно уступавшем основному противнику – Bf.109F-4, и тем более, Bf.109G-2. А боевой опыт, передовая лётная и тактическая подготовка, воздушное управление и даже принципы использования истребительной авиации в противостоявших частях Люфтваффе были тогда без преувеличения лучшими, и возможно, самыми эффективными среди всех воюющих в Мировой войне сторон. Пользуясь господством в воздухе, лётчики Люфтваффе занимались блокировкой наших аэродромов, не позволяя советским самолётам вылетать на боевые задания. Владея инициативой, охотники, обнаружив в воздухе малочисленные группы наших самолётов, сообщали в Майкоп. С немецких аэродромов вылетали усиленные ударные группы истребителей, превосходящие наши, и умело наращивали присутствие в нужном районе воздушного боя. Лётчики 236-й ИАД достойно сражались с врагом, но несли тяжёлые потери. Так, например к 12 октября 1942 года в 246-м полку оставалось 8 исправных ЛаГГ-3 и всего пять пилотов. Пять лётчиков погибли. В 518-м ИАП – трое лётчиков. Пополнение в конце октября из 30 ЛаГГ-3 в составе 269-го и 931-го ИАП ситуацию не переломило. На 3 ноября 1942 года у Люфтваффе – 394 боевых вылета, у 5-й воздушной армии – 73.

Чтобы в таких условиях уцелеть, хладнокровно вступать в бой первым, навязать свою тактику сильному противнику, побеждать в каждом неравном бою, да ещё приходить на помощь своим подопечным – надо быть выдающимся пилотом на ЛаГГ-3. И, безусловно, искусным боевым командиром и отважным воздушным бойцом. Камозин уже тогда, в самом начале своей долгожданной, интенсивной фронтовой  работы, проявил себя как одарённый боец и лучший лётчик-истребитель 5-й воздушной армии.

Из представления младшего лейтенанта Камозина П.М. к званию Герой Советского Союза:

«Воздушные бои ведёт смело и грамотно: никогда не было случая, чтобы лётчик Камозин был неожиданно атакован противником. Всегда и постоянно, в любых условиях полёта, при любых метеорологических условиях он обнаруживает противника, первый атакует его и сбивает, никогда не зная в воздушных боях промаха. Этого он добился вследствие кропотливой работы над собой, глубокого изучения тактики и техники противника.

В строю всегда является ведущим группы шестёрки или восьмёрки, делая для себя выводы после каждого воздушного боя, делится опытом с товарищами, разбирает с лётчиками с глубоким анализом и выводами о данном полёте.

Ещё имеет успех и потому, что отлично овладел техникой пилотирования. Лётчиком Камозиным гордиться весь личный состав полка. Любой военнослужащий полка узнает его самолёт в воздухе, в полёте и даже на рулёжке, говоря: «Наш ас Камозин не знает промаха».

При полётах на боевые задания группой, где ведущим является младший лейтенант Камозин, лётный состав идёт с ним с большим желанием, надеясь на большой успех в выполнении боевой задачи. Случаев потери своих ведомых на маршрутах и в воздушных боях не имел.

07.10.1942. Будучи ведущим пары в составе семи ЛаГГ-3, прикрывает свои наземные войска. В это время появились шесть Ме-109. Младший лейтенант Камозин смело повёл свою группу в атаку на противника и с первой атаки сбил Ме-109. Противник продолжал вести бой. В последующих атаках младший лейтенант Камозин сбил ещё два Ме-109. Увидев перед собой крепкую группу, противник по радио вызвал помощь, так нарастающе появился 21 самолёт противника Ме-109. Несмотря на тройное превосходство противника, младший лейтенант Камозин в этом бою сбил три самолёта противника, ни одного не потеряв из своих.

22.02.1943. Будучи ведущим группы шести ЛаГГ-3, сопровождал 5 Ил-2. В районе цели самолёты противника 4 Ме-109 и 1 ФВ-189 пытались помешать нашим штурмовикам. Младший лейтенант Камозин, находясь в ударной группе (в паре), двумя атаками сбил двух Ме-109, одного ФВ-189 сбил ведомый, не допустив их к Ил-2. Остальные самолёты противника в панике ушли. Группа Ил-2 и ЛаГГ-3 выполнила свою задачу, вернулась на свои аэродромы.

13.03.1943. В составе пяти ЛаГГ-3 при возвращении с разведки заметил, как группа 13 Ю-87 шла на бомбардирование наших войск. Младший лейтенант Камозин внезапно атаковал и рассеял группу противника, вынудив её сбросить бомбовый груз на свои войска. Противник начал уходить на свою территорию, но уйти ему не удалось. Младший лейтенант Камозин сбил один Ю-87 и два подбил, кроме того, группа наших ЛаГГов сбила ещё два самолёта противника.

Младший лейтенант Камозин не только отличный командир, лётчик-ас, он также отличный разведчик. Все данные его визуальной разведки не расходятся с подтверждёнными данными фотоаппарата.

10.02.1943. В составе шести ЛаГГ-3 визуально и фотографированием на аэродроме Краснодар обнаружил до 50 самолётов противника. В основном транспортные. По данным его разведки наши штурмовики несколькими штурмовыми ударами уничтожили до 20 самолётов противника».

При этом Павел Михайлович, поступая как многие уникальные новаторы-истребители,  даже на глазах у высокого начальства действовал в бою парами.  И как выдающиеся боевые командиры-учителя, отдавал личные победы своим ведомым, утверждая в молодых лётчиках бойцовский дух и фронтовое товарищество. Если есть драгоценный шанс уцелеть, то на войне учатся быстро. Но только в апреле 1943 года в высшем звене ВВС признали официально тактику действий парами. Отстаивать свои неординарные взгляды и действия могли только те, кто имел знания, отточенные навыки, опыт, талант и сильный по духу характер бойца.

2 января 1943 года полк получил пополнение  – 15 пилотов на своих ЛаГГ-3 прибыли на фронт из ЗАПа. В числе них был сержант Тормахов Дмитрий Дмитриевич – тогда ещё молодой лётчик, а в будущем полковник в отставке, Герой России (указ №212 от 19.02.1996 года), почётный гражданин Лазаревского района города Сочи. Вот как он пишет об этом времени:

«Я прибыл на фронт, когда Павел заставил о себе говорить как об опытном, мужественном и не знавшем поражений воздушном бойце. В первые дни пребывания в 269-м ИАП мне приятно было познакомиться с ним, тем более что мы с ним земляки, оба родились в Брянске. Считал за счастье летать на боевые задания в группе, которую возглавлял Паша, и даже быть его ведомым.

22 февраля 1943 года с аэродрома Геленджик мы вылетели сопровождать группу штурмовиков Ил-2, которые имели задачу нанести удар по скоплению техники противника в районе севернее города Анапы. В непосредственном прикрытии штурмовиков была одна пара ЛаГГ-3. Мы с Камозиным находились выше. Подходя к цели, Камозин заметил, как два Bf.109G пытаются атаковать штурмовики. Имея преимущество в высоте, он подал мне сигнал, что атакует противника.

Я его прикрывал. За счет потери высоты мы имели значительное превосходство в скорости. Немцы заметили нас и, резко переведя самолёты в набор высоты, пытались уйти от нас на горке – но не учли нашу скорость. На горке мы энергично сокращали дистанцию. Когда она упала до 70-50 метров, Камозин дал прицельную длинную очередь.

Bf.109G перевернулся на спину и начал снижаться, оставляя за собой чёрный шлейф дыма. ЛаГГ-3 Камозина повторяет маневр немца, и в перевёрнутом полёте Камозин второй очередью добивает противника. Вражеский самолёт беспорядочно пошёл к земле, оставляя за собой огненный след. Уже после посадки Павел упрекнул меня, что я не атаковал другой Bf.109G, но я посчитал, что надо было обезопасить атаку ведущего. Мы всё-таки находились далеко, на территории, занятой немцами, рядом был аэродром противника (Анапа), на котором базировались его истребители.

Наши штурмовики, выполнив свою задачу, взяли курс на свой аэродром. Камозин и я, тоже шли на аэродром – в порядке левый пеленг. Мы знали, что другой Bf.109G где-то рядом, и скрывается в редких облаках. Через некоторое время я заметил, что он, дымя, энергично сближается с задней полусферы с самолётом Камозина.

Эволюцией самолёта я предупредил Камозина и резким разворотом вправо решил отбить атаку немца по самолёту ведущего. Это мне удалось, но немец довернул влево и дал длинную очередь по мне. Камозин это заметил и передал мне следовать на аэродром, думая, что мой самолёт серьёзно повреждён. Я продолжал полёт, не ослабляя осмотрительность за задней полусферой. Камозина я не наблюдал, но был уверен, что он меня видит и не даст возможности немцу атаковать меня.

И вот я вижу у себя в хвосте Bf.109G, но на большой дистанции. Даю полный газ, чтобы увеличить время сближения немца со мной, и одновременно замечаю, что мой ведущий сверху-сзади начинает атаку по немцу. Теперь я окончательно понял замысел Камозина. Я продолжил спокойный полёт по прямой, показывая немцу, что его не вижу. Я знал, что он будет сближаться на минимальную дистанцию –  чтобы бить наверняка.

Быстро летели секунды. Не скрою, было нервное напряжение, но вера в Камозина меня успокаивала. ЛаГГ-3 Камозина сблизился с Bf.109G, и его длинная очередь опередила немца на доли секунды. Bf.109G, развалившись на куски, прекратил своё существование в небе Кубани.

Камозина всегда отличали в бою продуманность действий, ясный замысел боя, хитрость, решительность, правильное использование метеорологических условий и взаимовыручка. Надо было с ним летать, чтобы оценить его технику пилотирования, ведение маневренного боя и огня. Высшей его целью была защита Родины, он не жалел для этого здоровья и был готов отдать за неё жизнь. Его не интересовали материальные блага. Он в этом отношении был очень скромным и честным человеком».

 

Лётчики-истребители 269-го ИАП, 1943 год.
1-й ряд слева направо: Сергиенко Николай Петрович, Панов, Бычков Павел (командир АЭ), Гридюшко, Камозин Павел, Третьяков (командир полка), Рязанцев.
2-й ряд: Качалов, Кудряшов, Александровский Орест Петрович, Третьяк, Тормахов Дмитрий Дмитриевич, Безус, Гриб.

 

Из воспоминаний лётчика 269-го ИАП Коршуна Семёна Александровича:

«Павел Камозин был лётчик-профессионал. Он обладал всеми качествами, которые нужны для успешного воздушного боя: отличной техникой пилотирования, точной стрельбой по воздушным и наземным целям, знанием самолётов противника, их лётно-тактических данных, уязвимых мест.

Самолёт в его руках был грозой для фашистов. А он им владел как игрушкой. Его можно было узнать по полёту.

При выполнении боевого задания он первым обнаруживал противника и добивался успеха.

«Меня истребители не собьют, – говорил он, – я их первым вижу. А зенитная артиллерия опасна, пока не видишь разрывов – потом можно успешно воевать».

Все эти качества и свой талант в боевой работе передавал нам – молодым пилотам. Не было ни одного воздушного боя, чтобы он не победил врага.

Человек был удивительно скромный, уравновешенный, всегда весёлый.

После боевого вылета он анализировал действия каждого лётчика. Давал замечания, а если у кого не получалось, он личным примером показывал, что надо делать, чтобы побеждать врага. Мы, молодые, особенно прислушивались к его добрым и нужным советам. Он жил и работал без прикрас, называл вещи своими именами. Говорил так, как оно было, в глаза любому, невзирая на звание и положение».

 

Приказом войскам 5 ВА №012/Н от 23 марта 1943 года младший лейтенант Камозин был награждён первым из двух орденов Красного Знамени. Вот выписка из наградного листа:

«19.02.43 года, выполняя задание на свободный полёт, заметил девять Ю-87, направлявшихся бомбить наши войска. Заметив противника на подходе к цели, повёл свою группу в лобовую атаку сверху, сбил в первой же атаке один Ю-87, сбросил противника вниз, лишив его защитного маневра, чем помог своим ведомым сбить ещё два Ю-87.

15.2.43 года вёл бой один против двух Ме-109, сбил одного из них, и обратил второго в бегство».

 

О «всегда первом в бою», лётчике-истребителе Камозине писали фронтовые газеты. Вот одна из статей того времени.

 

12-я ПОБЕДА ПАВЛА КАМОЗИНА

Мы сообщали недавно о боевых успехах лётчиков-истребителей Камозина, Гредюшко, Панова, сбивших по одному «Ю-87».

Сегодня мы передаём подробности воздушной схватки с фашистскими хищниками.

Группа истребителей вылетела на разведку вражеских аэродромов. На обратном пути наши истребители встретили 6 бомбардировщиков «Ю-87». Вспыхнул воздушный бой. Пираты рассыпались, пытаясь уйти на свой аэродром. Искусными атаками истребители нанесли ряд мощных ударов стервятникам.

Зайдя выше немецкого бомбардировщика, старший сержант Панов с хвоста атаковал противника. Немецкий стрелок был убит первым выстрелом. Ещё несколько очередей, и бомбардировщик рухнул в районе реки Н. Другому бомбардировщику нанёс поражение старший сержант Гредюшко. Немецкая машина потеряла управление и свалилась наземь.

На разведке отважный лётчик Камозин сумел сфотографировать 5 вражеских аэродромов и доставить ценные данные командованию.

Во время разведки 7 бомбардировщиков «Ю-87» появились перед разведчиками. Истребители снова приняли бой и сорвали вражеский замысел нанести бомбовый удар по нашим наземным войскам.

Отвагу и умение проявил в бою младший лейтенант Павел Камозин: он преследовал немецкого пирата до тех пор, пока тот не упал на землю. Это была одиннадцатая победа славного мастера воздушного боя. В тот же день Павел Камозин уничтожил ещё один бомбардировщик «Ю-88» с пикирования, прямым попаданием. Он поджёг машину, когда она ещё находилась на взлётной полосе. Накануне этого дня Камозин был принят в ряды большевистской партии. Фронт гордится его победами.

 

Исключительно кратко характеризуя качества Павла Михайловича как истребителя, можно сказать что это одарённый лётчик, развивший свои способности до совершенства. Как профессионал и настоящий истребитель-самородок, имеющий собственное мнение, Камозин  не боялся конфликтовать с начальством по остро волновавшим его вопросам боевой работы. Заботливый, внимательный командир, он постоянно обучал своих ведомых всему, чем владел, и сам был этому примером как талантливый ученик. Ответственный лидер, Павел Камозин высоко ценил умытую кровью фронтовую дружбу и берёг своих однополчан. Инициативный и самостоятельный, иногда неудобный командованию, младший лейтенант неизбежно страдал «за отсутствие гибкости».

Вот ещё откровенные, ценные для нашего понимания, слова Семёна Александровича Коршуна:

«В полку был такой период, что из исправных самолётов остался только один ЛаГГ-3. Начальник штаба майор Мартынюк знал о наличии исправных самолётов, но зашёл в землянку к лётному составу и говорит: «Над Станичкой немецкая рама корректирует огонь своей артиллерии. Надо её сбить. Кто её собьёт, получит Героя».

Павел Камозин ему в ответ: «Вы знаете, товарищ майор, воздушную обстановку. Посылаете лётчика на верную гибель. Над аэродромом шесть «Мессершмиттов», они собьют его на взлёте. Лётчики не пойдут на такую авантюру. А сами вы желаете стать Героем? Лётчики не против. Давайте, зарабатывайте».

Павел Камозин заслужил звание и награды, но почему-то их не получал. Не известна была причина задержки. В конце марта его вызвали в штаб армии. Он возвратился в звании старшего лейтенанта, награждённый орденом Красного Знамени, ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он сбил около двадцати самолётов. Мы были за него рады, желали успехов, но было грустно, что уходил в другую часть».

 

В первой половине 1943 года Павел Камозин стал уже признанным лётчиком-истребителем и авиационным командиром-лидером. Но немцы оценили его раньше.

Вспоминает лётчик 269-го ИАП Николай Васильевич Кукланов:

«Когда мы базировались в Лазаревской, наши радисты впервые услышали немецкую передачу-предупреждение своим лётчикам: «Ахтунг, ахтунг (внимание, внимание) – Камозин в воздухе!».

 

За шесть раскалённых, переломных месяцев на Кавказском и Северо-Кавказском фронтах с октября 1942 по март 1943 года в 26 воздушных боях на истребителе ЛаГГ-3 Павел Камозин лично сбил 14 самолётов противника и 8 в группе (данные из наградного листа к званию дважды Героя Советского Союза). Прошёл путь от прикомандированного стажёра, командира звена сначала в 246, а затем, в 269 ИАП, до штурмана-заместителя командира эскадрильи, и, наконец, командира эскадрильи – уже в 66-м ИАП. В битве за Кавказ стал Героем Советского Союза и был награждён орденами Отечественной войны I степени (19.12.1942 года), Красного Знамени (19.02.1943 года), орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда» (01.05.1943 года), медалью «За оборону Кавказа» (20.10.1944 года).

 

Вот наградные листы к орденам и медалям Павла Михайловича за Кавказ:

 

Орден Отечественной войны I степени

  

 

 

Орден Красного Знамени

  

  

 

 

Первая "Золотая Звезда" Героя Советского Союза

  

 

 

Медаль "За оборону Кавказа"

  

  

 

Истребитель ЛаГГ-3 29-й серии

 

Истребитель ЛаГГ-3 при заходе на посадку

 

Истребитель ЛаГГ-3

 

Битва за Кавказ, лето 1943. ЛаГГ-3 88 ИАП "За советскую Грузию" - "Сабтчота Сакартвело"

 

ЛаГГ-3 66-серии 88 ИАП "За советскую Грузию", лето 1943

Категория: Статьи А.П. Романова | Добавил: kamozin100 (27.05.2017) | Автор: А.П. Романов, И.А. Мосин
Просмотров: 1735 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar