MENU

ЧВАНОВ ВИКТОР ТИМОФЕЕВИЧ

Виктор Тимофеевич Чванов родился 24 ноября 1914 года в посёлке Самара-Радица, ныне посёлок городского типа Радица-Крыловка Брянской области (подчинён Бежицкому району городского округа города Брянска). В 1933 году окончил школу ФЗУ (сегодня Брянский техникум машиностроения и автомобильного транспорта имени Героя Советского Союза М.А. Афанасьева) в городе Брянске по специальности «токарь». Жил и работал в Свердловске и Москве.

В Красной Армии и РККФ с 1936 года. Начинал службу на Тихоокеанском флоте, где окончил школу младших авиационных специалистов и там же в одной из разведывательных эскадрилий служил мастером по электрооборудованию. В дальнейшем, по комсомольской путевке в 1936 году, поступил в Военно-морское авиационное училище имени С.А. Леваневского в городе Николаеве, которое окончил в 1940 году. После окончания училища Виктор Тимофеевич прибыл на Балтику, в 41-ю эскадрилью морских ближних разведчиков – штурманом летающей лодки МБР-2. Участник войны с белофиннами 1939-1940 годов. В Великой отечественной Войне с июня 1941 года. Участник обороны Лиепаи, Таллина, Моонзундских островов, острова Ханко, Ленинграда. Проявив исключительное мужество и профессионализм, совершил около ста успешных боевых вылетов на МБР-2 на разведку и бомбоудары днём и ночью при сильном зенитном противодействии противника и неблагоприятных метеоусловиях. В марте 1942 года, в качестве воздушного стрелка-бомбардира, Чванов пришёл в 1-й минно-торпедный полк. Именно этот полк летом 1941 бомбил Берлин. В составе третьей Краснознаменной эскадрильи Виктор Тимофеевич выполнил ещё более сотни боевых вылетов на бомбовые и торпедные удары, добившись выдающихся успехов и став лидером торпедных атак на Балтике. Во всех условиях освоил полёты на ДБ-3Ф, вновь стал штурманом самолёта, а позднее штурманом звена 3-й АКЭ, и летом 1944 - штурманом эскадрильи. В ноябре 1943 года был направлен на высшие курсы усовершенствования офицерского состава ВВС ВМФ, окончив которые, вернулся в родную эскадрилью 1-го гвардейского Клайпедского Краснознаменного минно-торпедного авиационного полка 8-й Гатчинской Краснознаменной минно-торпедной авиационной дивизии ВВС Краснознамённого Балтийского флота. Чванов безошибочно прокладывал курс к промышленным и военным объектам врага, бомбил его военно-морские базы, аэродромы, железнодорожные узлы, ставил мины на фарватерах, уничтожал минные поля и противолодочные сети противника в Финском заливе, обеспечивал проводку наших подводных лодок и особо отличился при торпедных ударах. За 199 боевых вылетов на бомбовые и торпедные удары по живой силе и технике противника с нанесением врагу большого ущерба, потопление 6 транспортов противника в Финском заливе и Балтийском море общим водоизмещением 36500 тонн и повреждение 1 СКР водоизмещением 600 тонн, за проявленные при этом геройство, мужество и отвагу, в июле 1944 года гвардии старший лейтенант Чванов Виктор Тимофеевич был представлен командованием к высшей награде. И 22-го июля 1944 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР, ему было присвоено звание Героя Советского союза, с награждением орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда» (№4008). Но 9-го августа, возвращаясь с боевого задания из района Данцигской бухты, Виктор Тимофеевич трагически погиб при вынужденной посадке на лес, не успев получить эти награды, присвоенное звание гвардии капитана, и полноценно вступить в должность штурмана эскадрильи 1-го ГМТАКП.

Похоронен Виктор Тимофеевич на Смоленском православном кладбище Ленинграда (сейчас Санкт-Петербурга) – запись в ОБД Мемориал 261243050, стр. 15, номер 207. Могила находится рядом с могилой Героя Советского Союза М.А. Советского (номер по Книге Памяти 22065). Герой Советского Союза Чванов Виктор Тимофеевич награждён орденом Красной Звезды (04.05.1942), тремя орденами Красного Знамени (10.12.1942; 14.08.1943; 02.09.1943), орденом Ленина (22.07.1944), медалями «За оборону Ленинграда» (13.06.1943) и «Золотая Звезда» (22.07.1944). Его именем названа брянская школа №15 посёлка Радица-Крыловка.  Перед зданием школы воздвигнут обелиск из чёрного гранита. На нём вы­биты имена двух Героев Советского Союза – уроженцев посёлка: штурмана эскадрильи 1-го гвардейского Клайпедского Краснознамённого МТАП, гвардии капитана Виктора Тимофеевича Чванова и командира эскадрильи 162-го Гродненского Краснознамённого ИАП, капитана Щёголева Владимира Георгиевича.

ЛУЧШИЙ ИЗ ЛУЧШИХ МАСТЕРОВ ТОРПЕДНЫХ АТАК

Военно-морская база Краснознамённого Балтийского флота в Лиепае в первые же часы Великой Отечественной войны включилась в боевые действия. Наши пехотинцы и моряки обороняли её поистине героически. Только в течение 22 июня 1941 они отбили пятнадцать налётов вражеской авиации.

В это тяжёлое время одним из героев напряжённых оборонительных боёв зарекомендовал себя самоотверженный, умелый и волевой штурман летающей лодки МБР-2 Виктор Чванов. Её экипаж обрушивал бомбы на колонны танков, штурмовал пехоту противника из пулемётов. Световой день в июне не намного меньше суток, и почти столько же, лишь за вычетом времени на дозаправку топливом и пополнение боезапаса, Виктор с экипажем находился в воздухе. В первый день войны он был ранен в руку, но остался в строю…

Экипаж МБР-2 многократно производил рискованную воздушную разведку. На самых малых высотах «прочесывая» значительный участок фронта, Чванов в один из вылетов обнаружил большую танковую колонну, что помогло выявить главное направление движения наступающих фашистских войск. А вскоре он, показывая пример отваги и боевого мастерства, отличился еще раз: отбил нападение на тихоходный морской разведчик двух «Мессершмиттов».

Много пришлось летать Виктору Чванову с экипажем на остров Ханко. Отважные защитники Красного Гангута находились в глубоком тылу противника, в 400 километрах от осаждённого Ленинграда. Трудна и опасна была воздушная связь с ними. Однако на остров регулярно доставляли военные грузы. Находясь на полуострове, авиаторы помогали боевым товарищам, бомбили артиллерийские батареи противника, а затем, забрав раненых, возвращались на Неву. Когда же по приказу Ставки Верховного Главнокомандования наши войска оставили полуостров и включились в оборону Ленинграда, экипаж летающей лодки громил врага на переднем крае обороны. В полной мере используя долгие зимние ночи, Чванов делал по несколько вылетов на точное бомбометание фашистских частей и резервов в прифронтовой полосе.

Вот выписка из наградного листа к первой награде – ордену Красной Звезды, лейтенанту Чванову Виктору Тимофеевичу, штурману самолёта МБР-2 41-й АЭ ВВС КБФ.

«В войне с фашисткой Германией произвёл 42 успешных боевых вылета, из которых 13 совершены днём и 29 ночью. Дневные полёты производились на разведку противника на суше и на море.

Ночные полёты производит на бомбометание по скоплениям живой силы противника в населённых пунктах, а также по мотомеханизированным силам на дорогах.

25 июня, летая на разведку днём в район г. Либава лейтенант Чванов обнаружил большую танковую колонну на подступах к г. Либава. Полёт из-за метеоусловий протекал на высоте 300-400 м. Противник открыл по самолёту Чванова сильный зенитный огонь. Полёт над сушей на гидросамолёте на низкой высоте при сильном зенитном противодействии был чрезвычайно опасным, однако лейтенант Чванов смело пошёл на врага и прицельно сбросил 6 фугасных бомб по танкам противника. В результате бомбометания уничтожено два танка, один загорелся. Самолёт т. Чванова получил 8 пулевых и осколочных пробоин. Результат бомбометания т. Чванова подтверждается наблюдением экипажа л-та Шеремет, летавшего в тот же район.

С 6 на 7 ноября, помогая частям Красной Армии в решении операции по прорыву кольца блокады вокруг г. Ленинграда л-т Чванов производит 4 ночных полёта на бомбометание по скоплениям живой силы противника в с. Ульяново и с. Никитино. Противник противодействовал огнём З/А и З/П. Несмотря на это т. Чванов во всех 4 полётах успешно отбомбил по заданным целям, в результате чего в с. Ульяново возник крупный пожар.

3.12.1941 года совершил 5 ночных успешных боевых вылета на бомбометание резервов противника в населённых пунктах Подрило, Сотово. Полёты протекали в тяжёлой обстановке сильного зенитного противодействия, однако л-т Чванов, проявив исключительное мужество, прицельно отбомбил по заданным целям, в результате чего в с. Подрило произошёл большой силы взрыв, что подтверждено сообщением из штаба 54 Армии.

8.12.1941 года произвёл 3 ночных успешных вылета на бомбометание противника в населённом пункте Б. Влоя. Тяжёлая метеообстановка, как то 10 бальная облачность на высоте 300 м., требовала исключительного мастерства от штурмана в самолётовождении. Л-т Чванов успешно справился с задачей, точно выходил на заданную цель, сбросил 18 фугасных бомб по жилым зданиям, заселённым немцами. Эффективность боевой деятельности л-та Чванова подтверждается сообщениями командования оперативной группы ВВС и справками штаба 54 Армии №№ 1230 от 17.11.1941 года, 1235 от 23.11.1941 года, 045 от 26.11.1941 года.

Штурман л-т Чванов не имеет случаев потери ориентировки в полёте. В ходе войны полностью овладел практикой ночного самолётовождения в любых условиях».

Весной 1942, вместе с другими боевыми товарищами по 41-й эскадрилье, Виктор Тимофеевич был переведён в 1-й гвардейский минно-торпедный авиационный полк. Предстояло освоить полёты на двухмоторном бомбардировщике-торпедоносце ДБ-3Ф. Хотя гвардии старший лейтенант Чванов имел специальность штурмана, он блестяще выполняет обязанности стрелка-бомбардира – во флотских авиачастях штурманов тогда было больше, чем самолётов. Но теперь он начал летать на ДБ-3Ф, в том числе на машинах, участвовавших в 9-ти знаковых бомбардировках Берлина, выполненных Особой авиагруппой под командованием полковника Преображенского Евгения Николаевича с аэродромов Кагул и Астэ на острове Эзель в период с 7 августа по 5 сентября 1941 года.

В августе 1942 Виктор Чванов получает вторую награду. Вот выписка из наградного листа к ордену «Красное Знамя» на воздушного стрелка-бомбардира 3-й Ордена Красного Знамени Авиаэскадрильи 1-го Гвардейского МТАП гвардии старшего лейтенанта Чванова Виктора Тимофеевича:

«За время отечественной войны имеет 90 боевых вылетов на самолёте МБР-2. За успешное выполнение боевых заданий в 1941 году награждён орденом Красной Звезды, после чего имеет 30 ночных успешных вылетов. Освоил полёты на самолёте ДБ-3 и совершил 22 успешных полёта, из них 19 ночью в составе экипажа лётчика гвардии ст. лейтенанта Кудряшёва. Выполнял задания на бомбоудары по промышленным и военным объектам городов Котка, Таллин, бомбил вражеские аэродромы и станции Красногвардейск, Сиверская.

Точно поставил 8 мин на подходах к ВМБ Котка и в районе острова Бьерке. Дважды торпедировал корабли противника в Финском заливе. 7-го июня 1942 года в порту Таллин в результате точного бомбометания экипаж наблюдал попадание в склады, где был вызван большой пожар. 10-го июля, при бомбометании по железнодорожному узлу Красногвардейск, вызвал большие очаги пожара в районе станции и построек, что подтверждено лётчиками-штурмовиками. 23-го июля, при бомбометании г. Котка, экипаж наблюдал прямое попадание в склады, где был вызван пожар – подтверждено последующими экипажами. 9-го августа тов. Чванов торпедировал с близкой дистанции транспорты и потопил один из них, что подтверждено наблюдением других экипажей. В совершенстве владеет самолётовождением в сложных метеоусловиях и тёмной ночью».

Комэск Иван Иванович Борзов, по достоинству оценив отвагу и мастерство стрелка-бомбардира, назначил его штурманом самолёта, а затем и звена. Поразительно, но первый раз гвардейский штурман Чванов повёл машину именно туда, где встретил войну – в район Лиепаи. И вновь обрушил бомбы точно в цель. А затем ему довелось бомбить многие объекты в глубоком тылу врага. Его бомбами было уничтожено немало вражеских самолётов на аэродромах, с которых они вылетали для ударов по Ленинграду. Он ставил мины на подходах к военно-морским базам противника, «прорубал» фарватеры в минных полях Финского залива.

Чванову было на кого держать равнение – в их 3-й Краснознаменной эскадрилье выросло много известных авиаторов, десять из них стали Героями Советского Союза. Многому научился у них штурман.

Командование полка считало Чванова бесстрашным авиатором с недюжинной силой воли, не теряющимся в любой сложной обстановке. Однажды его экипаж, возвращаясь с бомбардировки, обнаружил «Юнкерс» – Ju.88. Балтийцы развернулись и устремились на врага. Расстояние быстро сокращалось. Командир, гвардии старший лейтенант Кудряшов, спросил:

– Что будем делать?

– Продолжай идти по курсу – ответил Чванов.– Если не отвернёт – будем таранить!

Два бомбардировщика шли в лоб друг на друга. Казалось, столкновение неизбежно, но немецкий пилот в последний момент дрогнул и отвернул, подставив себя под пулемёты Чванова и воздушного стрелка-радиста, которые немедленно открыли огонь. Подбитый «Юнкерс», беспорядочно теряя высоту, врезался в землю. 26-го октября 1942 года командир звена 3-й АЭ 1-го ГМТАП гвардии старший лейтенант Иван Андреевич Кудряшов погибнет, когда его ДБ-3 с другим составом экипажа, будет сбит истребительной авиацией противника...


Командир звена 3-й эскадрильи 1-го ГМТАП гвардии старший лейтенант Кудряшов Иван Андреевич (слева) и штурман гвардии старший лейтенант Чванов Виктор Тимофеевич изучают маршрут предстоящего полёта, 1942 год

 

В 1943 Виктор Тимофеевич проявил себя не только прекрасным фронтовым штурманом, но настоящим мастером точных бомбовых и торпедных ударов. 5 июня во время крейсерского полёта в районе Либавы, он потопил транспорт водоизмещением 5000 тонн. 22 июля в экипаже Разгонина торпедной атакой пускает на дно танкер водоизмещением 8000 тонн, через неделю топит ещё один подобный транспорт, а через месяц уже более крупный – ориентировочно водоизмещением 10000-11000 тонн.

Выписка из наградного листа ко второму ордену «Красное Знамя» (июнь 1943 года) за потопление танкера противника и 40 успешных боевых вылетов на штурмана 3-й Ордена Красного Знамени АЭ 1-го ГМТАП 8 МТАД ВВС КБФ гвардии старшего лейтенанта Чванова Виктора Тимофеевича:

«С первых дней Отечественной войны выполняет боевые задания в качестве штурмана и совершил 185 боевых вылетов, из них около 100 в 15 АП на самолётах МБР-2 и 85 в 1 ГМТАП в 3 Ордена Красного Знамени АЭ. Только за один май месяц и начало июня т. Чванов совершил 38 боевых вылетов по Военно-Морским базам Таллин, Хельсинки, Котка, в результате которых от точного бомбоудара по порту Таллин возникли два огромных пожара, были разрушены нефтесклады и портовые сооружения. Результаты бомбоудара т. Чванова подтверждают другие экипажи, бившие ту же цель несколько позднее. В порту Котка в результате бомбоудара, произведённого т. Чвановым, также был вызван пожар, сопровождавшийся отдельными, различными по силе, взрывами. Кроме того, Чванов произвёл 7 полётов на постановку минных банок на фарватерах противника и выполнил задания по уничтожению минных полей противника. Особенно т. Чванов отличился при полётах на торпедные удары по кораблям и транспортам противника. 5 июня 1943 года был выполнен крейсерский высотный дальний полёт с торпедой в Балтийское море, продолжительностью 6 часов 20 минут. В результате настойчивости, смелости и мастерства т. Чвановым был торпедирован и потоплен в районе Либава крупный транспорт противника водоизмещением 5000 тонн.

В последующем полёте 22.07.1943 года т. Чвановым был торпедирован и потоплен танкер противника водоизмещением 8000 тонн.

Товарищ Чванов рвётся в бой, настойчиво ищет врага и наносит ему большой ущерб своим точным бомбометанием и торпедными ударами».

После ещё пяти боевых вылетов (в начале сентября 1943) Виктор Тимофеевич представляется к третьему ордену «Красное Знамя» за торпедирование и потопление крупных транспортов противника. Вот краткая выписка об этих победах из наградного листа:

«1.08.1943 года в Балтийском море в результате торпедного удара потопил транспорт водоизмещением 8000 тонн.

2.09.1943 года совместно с лётчиком Разгониным ещё одержал крупную победу, потопив торпедным ударом транспорт противника водоизмещением 10000-11000 тонн в Рижском заливе».

О рейде Кудряшова и Чванова, вместе с экипажем Евграфова и Бударагина, с восхищением говорили в полку. Разведка установила, что в столице Эстонии Таллине противник сосредоточил крупные запасы нефти. Отсюда её перевозили по многим военно-морским базам водным путём и по железным дорогам. Несколько эшелонов с нефтью и танкеров гвардейцам удалось уничтожить. Возникла мысль уничтожить и нефтехранилище. В воздух ушли самолёты, одному из них курс прокладывал Чванов. Противодействие противника было сильным. Несколько зенитных батарей вели яростный огонь, пытаясь сбить с боевого курса наши бомбардировщики, но гвардейцы прорвались, и бомбы точно накрыли цель. Нефтехранилище было полностью уничтожено.
Виктор Чванов в составе наиболее опытных экипажей уничтожает вражеские батареи, стрелявшие по блокадному Ленинграду. К лету 1943 среди 10 лучших лётчиков, лично отобранных командующим КБФ вице-адмиралом Владимиром Филипповичем Трибуцем и командующим ВВС флота генерал-лейтенантом Михаилом Ивановичем Самохиным, был и экипаж Александра Ивановича Разгонина. Лётчики начали крейсерские полёты в море с торпедным оружием. Этому предшествовали упорные тренировки экипажей в проведении торпедных атак. Третьим в полку, вслед за опытнейшими командирами дальних бомбардировщиков Василием Алексеевичем Балебиным и Иваном Гавриловичем Шамановым, полёты с торпедой освоил Разгонин. Самолёты до предела заправлялись горючим, и каждый брал на борт торпеду, вес которой превышал обычную бомбовую нагрузку. В дальних районах Балтики фашистские транспорты редко встречались с нашими торпедоносцами и почти не прибегали к охранению. Воспользовавшись этим, наше командование решило нанести по транспортам противника серию ударов одиночными самолётами. Первый полёт Разгонина был безрезультатным. За ним последовали другие, которые длились по 6–8 часов и принесли победы. 22 июля в 10-балльную облачность 6 часов Разгонин с Чвановым вели машину под облаками на высоте 300–600 метров по маршруту Сестрорецк – остров Сескар – Айнажи – Ирбенский пролив. В 15 километрах севернее мыса Колкасраге (Рижский залив) экипаж Разгонина обнаружил два судна, которые шли без охранения. Сблизившись с целью, пилот и штурман Виктор Чванов решили атаковать концевой транспорт, загруженный по ватерлинию. В 3:30 с дистанции 600 метров Чванов выпустил торпеду, и до предела загруженный транспорт водоизмещением около 8000 тонн, разломился пополам.

26 июля командующий авиацией ВМФ СССР генерал-полковник авиации Семён Фёдорович Жаворонков и командующий ВВС КБФ генерал-лейтенант авиации Михаил Иванович Самохин телеграфировали Разгонину:

«Горячо поздравляем вас и ваш славный экипаж с дерзкой победой. Входим с ходатайством о награждении Вас высшей правительственной наградой – присвоением звания Героя Советского Союза. Желаем множить счёт ваших славных побед. Точный расчёт в сочетании с дерзостью всегда обеспечивает успех».

Его штурман Виктор Чванов прокладывал курс на Мемель, Хельсинки, в порт Таллина, на Либаву, Пиллау, Котку. Десятки боевых полетов провели они вместе. Неоднократно прокладывали путь нашим подлодкам через минные поля. Сами делали минные постановки на морском пути сообщения между Таллином и Хельсинки. Вот один из них – ночной, в шхерный район, где Разгонин с Чвановым вели поиск базы с крупным арсеналом оружия, принимая на себя огонь зениток и лучи всех прожекторов. Противнику показалось странным, что самолёт не уходит из опасной зоны и… не бомбит. Возможно неопытный экипаж. Или разведка? Бесполезно в такое время. Но экипаж нашёл нужную цель, в точно назначенное время сбросил бомбы, и пламя охватило арсенал. Маневрируя, Разгонин с Чвановым продолжали рискованно кружить над базой, к которой незамеченными стали приближаться самолёты однополчан с минами. Отвлекающий маневр, мастерски проведённый Разгониным и Чвановым, сработал. Скрытно подлетевшим экипажам удалось поставить мины так, что о них противник узнал лишь, когда на фарватерах подорвались корабли.

Во время прорыва блокады Ленинграда балтийцы получили приказ нанести удар по Мгинскому железнодорожному узлу, где сосредоточивались резервы противника. Для выполнения этого боевого задания в экипаж Разгонина вновь привлекли опытного Виктора Чванова. Летели ночью в рваной облачности на высоте чуть выше тысячи метров. Самолёт уже был на боевом курсе, когда штурман убедился: заход не точен. Под ожесточенным огнём пришлось развернуться и повторно зайти на цель. И снова неудача – ослепили прожектора. Опять развернулись и в третий раз легли на боевой курс под яростным обстрелом. Зенитный снаряд разорвался перед самолётом, осколками срезало винт правого мотора. Но и это не остановило экипаж израненной машины, и он в четвертый раз вышел на цель. Бомбы накрыли эшелон, вызвали пожар…

На одном моторе Разгонин привёл машину на свой аэродром. Этот невысокий двадцатидвухлетний лётчик считался в эскадрилье «стариком». С ним советовались не только вчерашние курсанты, но и командиры звеньев. Уравновешенный, никогда  не теряющий самообладания, он с честью прошёл выпавшие ему тяжёлые испытания плена – после вынужденной посадки в районе Пярну. В марте 1945 бежал из плена на западе Германии из городишка Ашаффенбург. Втроём с товарищами пробирался во Францию, и через месяц они дошли до союзников – американцев. А в 1943 году, почти каждая передовая статья о торпедоносцах во фронтовой газете, призывала учиться мужеству у него и у штурмана Виктора Чванова. Вот одна из них о победных торпедных атаках экипажа.

«В начале сентября они вылетели в туман и дождь, стремясь скрытно пройти над занятой противником территорией и начать поиск целей в море. Многих сил требовала атака. Но не меньшее напряжение испытывал экипаж в сложном поиске, длительном, однообразном.

Огромный двухтрубный транспорт неожиданно появился прямо по курсу. Штурман обрадованно вскрикнул:

– Видишь?

– Вижу,– ответил Разгонин. Чванов рассчитал данные для атаки.

– Ударим с правого борта,– сказал он.

Уверенным маневром лётчик вышел на боевой курс. Полет прямой, словно по натянутой струне. Транспорт всё ближе. Сброшена торпеда. Воздух загудел серией мощных взрывов: фашисты, видимо, везли боеприпасы. Когда проявили фотоплёнку, дешифровщики установили: водоизмещение транспорта – более 10 тысяч тонн. Через несколько часов экипаж потопил ещё один транспорт.

В тот же день в полк позвонил командующий флотом Владимир Филиппович Трибуц. Он поздравил лётчиков с боевым успехом и сообщил, что уже подписан приказ о награждении орденом Красного Знамени лётчика Разгонина, штурмана Чванова и других авиаторов Балтийского флота за боевые успехи.

– В ближайшее время вручим награды отличившимся,– заключил вице-адмирал.

– Товарищ командующий,– ответил комполка Борзов,– завтра предстоит большая работа. Было бы хорошо еще сегодня увидеть ордена на груди храбрецов...

– Понял! Сегодня вечером буду у вас с наградами...

И снова очередной боевой вылет. Торпедоносец с трудом оторвался от раскисшего поля. «Движки» работали нормально, ровно. Вот и открытое море.

– Что там, справа впереди? – спросил Разгонин.

– То, что ищем,– ответил Чванов.

От точки тактического развёртывания до боевого курса – считанные минуты. Противник заметил самолёт и открыл огонь. Но лётчик и штурман продолжали спокойно, сосредоточенно вести свою работу. Только голос у Чванова стал более громким, чем на земле. Поправки небольшие – на градус-другой. Когда торпеда оторвалась от самолёта, и он оказался над палубой транспорта, по фюзеляжу и крыльям хлестнул стальной дождь осколков. Пламя взметнулось над кренящимся судном. Зачерпнув воду, громадина водоизмещением 10 тысяч тонн ушла на дно. Боевой штурманский расчет, как всегда, оказался безошибочным!»

В ноябре сорок третьего полку выделили одно место для учёбы на Высших офицерских курсах ВВС ВМФ. Командир полка Борзов вручил путёвку Чванову. Тот поначалу возражал, приводил причины личного характера:

– В Брянске оккупанты повесили моих отца и мать, двух сестёр угнали в свой рейх на каторгу. Мне надо воевать...

Борзов обнял штурмана:

– Понимаю. Но надо учиться. Закончишь курсы – снова вернёшься в полк. Штурманом эскадрильи станешь...

Однополчане тепло проводили Виктора Тимофеевича на учёбу. В январе 1944 началось сокрушительное изгнание фашистских захватчиков с Ленинградской земли. Лётчики-гвардейцы наносили удар за ударом по врагу. В феврале 1-й гвардейский авиаполк был награждён орденом Красного Знамени. Боевые полёты продолжались. А через несколько месяцев, июле 1944 года, штурман звена 3  АКЭ 1 Гвардейского Минно-Торпедного Авиационного Краснознамённого полка 8 Минно-Торпедной Авиационной Гатчинской Краснознамённой дивизии ВВС КБФ гвардии старший лейтенант Чванов Виктор Тимофеевич представляется командованием к званию Героя Советского Союза. За 199 боевых вылетов на бомбовые и торпедные удары по живой силе и технике противника с нанесением врагу большого ущерба, потопление 6 транспортов противника в Финском заливе и Балтийском море общим водоизмещением 36500 тонн и повреждение 1 СКР водоизмещением 600 тонн, за проявленные при этом геройство, мужество и отвагу. Вот некоторые примеры боевой работы Виктора Тимофеевича, отмеченные в его наградном листе:

«…летал на бомбоудары по столице Финляндии – Хельсинки, городам и Военно-Морским базам Котка, Таллин; бомбовые и торпедные удары по транспортам в море и ВМБ Хельсинки, Котка, Таллин; на бомбоудары по скоплению техники и живой силы противника; на уничтожение минных полей и постановку минных банок на фарватерах противника. Своими точными бомбовыми ударами вызвал большое количество очагов пожара, сопровождавшихся взрывами в городах Таллин, Котка, Хельсинки и других районах врага. Им был уничтожен нефтесклад и вызваны разрушения портовых сооружений в Таллине.

Особенно отличился тов. Чванов при полётах на крейсерство и торпедные удары по кораблям и транспортам противника в Финском заливе и Балтийском море…

10 июля 1942 года повредил 1 СКР противника водоизмещением 600 тонн.

5 июня 1943 года при выполнении крейсерского высотного дальнего полёта с торпедой в Балтийское море продолжительностью 6 часов 20 минут, в результате настойчивости, смелости и мастерства тов. Чванова, был торпедирован и потоплен в районе Либава транспорт противника водоизмещением 6000 тонн.

22 июля 1943 года при крейсерском полёте тов. Чвановым был торпедирован и потоплен транспорт противника водоизмещением 8000 тонн.

1 августа 1943 года в Балтийском море в результате торпедного удара потоплен транспорт противника водоизмещением 6000 тонн.

2 сентября1943 года совместно с лётчиком Героем Советского союза гвардии старшим лейтенантом Разгониным одержал ещё одну крупную победу, потопив торпедным ударом транспорт противника водоизмещением 10500 тонн.

5 сентября 1943 года в результате произведённой торпедной атаки потопил транспорт противника водоизмещением 3000 тонн.

16 сентября 1943 года обнаружил и потопил транспорт противника водоизмещением 3000 тонн.

Тов. Чванов своими боевыми делами нанёс значительный ущерб врагу и заслужил всеобщее уважение не только в полку, но и на Балтике, как лучший из лучших мастеров торпедных атак».

Окончив курсы, Виктор Чванов вернулся в родной гвардейский полк. Летал на боевые задания, принимал поздравления с присвоением звания гвардии капитана и в связи с назначением штурманом эскадрильи. А 22 июля 1944 года ему, к общей радости однополчан, было присвоено звание Героя Советского Союза. Но получить награду не довелось. Виктор Тимофеевич погиб 9 августа 1944 года при возвращении с боевого задания: в прострелянных баках закончилось горючее, экипаж тянул повреждённую машину до последнего. Площадки для посадки не было, и они вынужденно сели прямо на лес. Но эта попытка закончилась трагически...


Донесение о потерях с упоминанием Виктора Тимофеевича Чванова

 


Группа лётчиков и штурманов 1-го ГМТАП ВВС КБФ

 


Лётчики и штурманы 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка

 

Наградные листы к орденам Виктора Тимофеевича Чванова и званию Герой Советского Союза

 

Летающая лодка МБР-2

МБР-2 на зимнем аэродроме

 

МБР-2 над торпедным катером Г-5

 

МБР-2 Черноморского флота

 

МБР-2бис

 

Возвращение с задания летающей лодки МБР-2 старшего лейтенанта П.П. Марьенкова

 

Бомбардировщик ДБ-3

  

  

 

Бомбардировщик Ил-4

  

  

  

Морской ближний разведчик МБР-2

Торпедоносец Ил-4Т