MENU
Главная » 2018 » Октябрь » 28 » Поздравляем с 70-летием армейской авиации ВКС России!
23:19
Поздравляем с 70-летием армейской авиации ВКС России!


Уроженец Брянщины, начальник армейской авиации, Герой Советского Союза, генерал-полковник Виталий Егорович Павлов

 

Своё начало армейская авиация берёт в 1948 году, когда была сформирована первая вертолётная эскадрилья в подмосковном Серпухове. Первоначально вертолёты выполняли только вспомогательные задачи – доставку почты, донесений, корректировку огня артиллерии, воздушную разведку. В дальнейшем, при совершенствовании тактики, способов ведения боевых действий, вертолётов и авиационных средств поражения, задачи армейской авиации кардинально расширились. За 70 лет своего развития армейская авиация не раз претерпевала радикальные изменения в организационно-штатной структуре и в прямом подчинении. На первоначальном этапе своего развития она входила в состав Военно-воздушных сил. На этапе развития и становления была передана в Сухопутные войска, и долгие годы находилась в их составе как авиация Сухопутных войск – функционально выполняя непосредственную авиационную поддержку своих войск на переднем крае и в тактической глубине противника. На современном этапе, входя в состав ВВС Воздушно-космических сил, армейская авиация решает широкий спектр задач – это огневые, десантно-транспортные, разведывательные и специальные задачи. Стоит особо отметить, что ни один род авиации столько разнообразных задач не может решать. Причём, являясь высокомобильным средством, оснащённым современными авиационными комплексами, армейская авиация выступает как одно из основных средств достижения целей в вооружённых конфликтах. И кроме боевых и специальных, также эффективно решает задачи по ликвидации последствий стихийных бедствий природного и техногенного характера. Среди множества беззаветных Героев ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, невозможно переоценить огромный, самоотверженный и уникальный профессиональный вклад вертолётчиков…

Колоссальный опыт и боевые традиции крылатого братства, накопленные нашей армейской авиацией в военных конфликтах, профессиональный уровень подготовки её лётного состава и авиационных специалистов, поступление на вооружение частей армейской авиации новых авиационных комплексов, эффективных систем и высокоточных средств поражения и управления, позволяют армейской авиации результативно решать боевые и другие задачи в сложнейших современных условиях – когда боевые действия характеризуются высокой динамичностью, внезапностью и непредсказуемостью в тактике противника, тяжёлой или экстремальной климатогеографической обстановкой, а также огромной разноплановостью выполняемых армейской авиацией задач. Отработанные в Сирии боевое управление и межвидовое взаимодействие в стремительно изменчивой оперативно-тактической обстановке в едином информационном поле (с защищённым, сверхбыстрым цифровым форматом при реальном масштабе времени) кардинально повысили боевую результативность армейской авиации по всему комплексу решаемых задач. А на основе плановых ротаций боевую практику в борьбе против международного терроризма получила большая часть лётного состава армейской авиации.

В этом году с подразделениями армейской авиации проведено более 100 лётно-тактических учений различного уровня – экипажи ударных, транспортно-боевых и транспортных вертолётов приняли участие практически во всех учениях Воздушно-космических сил, Сухопутных и Воздушно-десантных войск, а также в различных международных учениях, включая «БАРС-2018», «Авиаиндра-2018», «Взаимодейтсвие-2018», «Мирная миссия-2018», и других. Впервые в итоговых учениях Вооружённых Сил Российской Федерации (в маневрах «Восток-2018») было задействовано более 150 вертолётов армейской авиации. План боевой подготовки выполнен в полном объеме, а общий налёт экипажей по итогам года составляет более 40 тысяч часов. При этом более 20 процентов полётов выполнялись в ночных условиях.


С 70-летием армейской авиации ВКС России!

 

На вооружении армейской авиации в настоящее время состоят новые и модернизированные боевые вертолёты Ми-24, Ми-28Н, Ка-52, транспортно-боевые Ми-35М, учебно-боевые Ми-28УБ, учебные «Ансат-У», а также многочисленные версии многоцелевых вертолётов семейства Ми-8 и самый больший в мире вертолёт Ми-26Т. Армейская авиация непрерывно пополняется новой вертолётной техникой. Так, по заявлениям руководства холдинга «Вертолеты России», в рамках реализации государственного оборонного заказа на 2017 год на предприятиях холдинга было выпущено и поставлено в интересах Минобороны России 72 новых вертолёта. По итогам 2018 года Минобороны в рамках гособоронзаказа должно получить ещё 60 новых вертолётов. Скоро (по заявлению руководства холдинга «Вертолёты России в 2019 году) армейская авиация получит в своё распоряжение и новый транспортно-десантный вертолёт Ми-38Т. Как ожидается, он впервые поднимется в небо уже в ноябре 2018 года. Ми-38 – это средний многоцелевой вертолёт нового поколения, который в перспективе займёт нишу между многоцелевым вертолётом Ми-8 и тяжёлым вертолётом Ми-26.

По оценке заместителя главнокомандующего Воздушно-космическими силами России генерал-лейтенанта Андрея Вячеславовича Юдина «Современная армейская авиация – это важнейшая составляющая боевого потенциала Военно-воздушных сил. Её боевой состав за последние пять лет увеличился на четверть. Доля современных образцов авиатехники превысила 80%. Это самый продвинутый род авиации в плане оснащённости и состояния авиапарка». В продолжение значимого, ёмкого высказывания командующего ВВС приведём сжатую ретроспективную оценку этапных изменений организационной структуры и системы управления армейской авиации за последние полтора десятилетия начальника боевой подготовки армейской авиации ВКС России генерал-майора Олега Михайловича Чеснокова:

«Органы управления и система управления армейской авиации существенно изменились после передачи этого рода авиации в состав Военно-воздушных сил в декабре 2003 года. За прошедшие с тех пор 15 лет система совершенствовалась в зависимости от боевого состава армейской авиации, перечня возлагаемых задач и реформ, проводимых в Вооружённых Силах РФ. В том числе это связано и с формированием нового вида – Воздушно-космических сил. Сегодня, я считаю, структура органов управления армейской авиации оптимальна и позволяет выполнять возложенные на неё функции в полном объёме. Об этом можно судить и по результатам нашей работы за последние годы, которые привели к значительному увеличению боевых возможностей армейской авиации. Так, на четверть увеличены бое­вой состав и штатная потребность авиационной техники. Доля современных образцов авиационной техники возросла до уровня более 80 процентов. В разы повышена живучесть вертолётов за счёт их оснащения современными средствами индивидуальной защиты (РЭБ и другими комплексами обороны). Приведена к типовой форме структура вертолётных полков. Впервые в истории армейской авиации сформированы тактические соединения – бригады армейской авиации».


Демонстрационный пролёт многоцелевого транспортного вертолёта Ми-26 с отстрелом батарей ложных тепловых целей на «Авиамиксе» конкурса «Авиадарст-2016», полигон Дубровичи

 


Шестёрка Ми-28Н пилотажной группы «Беркуты» на тактическом этапе «Авиамикс» конкурса «Авиадартс-2015». Полигон Дубровичи в Рязанской области, август 2015 года

 


Пара многоцелевых ударных вертолётов Ми-28Н пилотажной группы «Беркуты»
 


Показательные полёты Ми-28Н из пилотажной группы «Беркуты» на форуме «Армия-2018»

 


Звено Ми-28Н торжокской группы «Беркуты» в Кубинке, форум «Армия-2018»

 


Пилотажная группа «Беркуты» на Международном военно-техническом форуме «Армия-2015»

 


Многоцелевой ударный вертолёт Ка-52 «Аллигатор» пилотажной группы «Беркуты» на Международном военно-техническом форуме «Армия-2018»

 


Ка-52 торжокской группы «Беркуты» над авиабазой в Кубинке на показательных полётах в рамках форума «Армия-2018»

 

Сегодня подготовкой лётчиков армейской авиации занимается Сызранский филиал Военного учебно-научного центра ВВС «ВВА» – настоящая кузница будущих кадров. Невероятно важно, что благодаря накалённым, огромным усилиям, она сохранена, и укрепившись, устремлённо развивается. С совершенствованием учебно-материальной базы, за 2017-2018 года качественно пополнен лётно-инструкторский и профессорско-преподавательский состав. Более 20 преподавателей военного авиационного вуза в Сызрани имеют опыт боевых действий в локальных конфликтах и удостоены за воинское отличие государственных наград. В этом году группа профессорско-преподавательского состава военных кафедр Сызранского филиала Военно-воздушной академии прошла стажировку в Сирийской Арабской Республике. И теперь все её представители передают накопленный боевой опыт курсантам. Более 60-ти отобранных выпускников влились в лётно-инструкторский состав, на треть подняв интенсивность лётной работы. Средний налёт выпускников ВУЗа перевалил за 150 часов, а на его 12-ти кафедрах преподают 5 докторов и 47 кандидатов наук, 22 доцента… Дальнейшее повышение лётного мастерства и уровня профессиональных качеств лётного состава происходит непосредственно в авиационных частях, во время проведения ЛТУ, участия в различных совместных учениях, а также на курсах (сборах) по повышению квалификации в 344-м Центре боевого применения и переучивания лётного состава армейской авиации. Все самые современные российские вертолеты, которые принимаются на вооружение Минобороны, сначала попадают в торжокский 344-й центр армейской авиации на войсковые испытания и для организации лётно-методической работы. Пилоты Центра выполняли важные государственные задачи, как на территории России, так и за её пределами в 30-ти странах мира. Личный состав Центра принимал участие в составе миротворческих сил ООН в Кампучии, Анголе, Таджикистане, Югославии, Сьерра-Леоне, Судане, Чаде, а также в миротворческих миссиях в Афганистане. В 1992 году из лётчиков Центра была сформирована единственная в России и в мире пилотажная группа на боевых ударных вертолётах – «Беркуты». На протяжении многих лет «Беркуты» успешно демонстрирует всему миру мощь российской авиации, поразительные маневренные возможности наших боевых вертолётов и восхищающее мастерство лётчиков. Сменив Ми-24 в 2012 году, теперь «Беркуты» выступают в составе четвёрки и шестёрки на Ми-28Н, а также показывают феноменальный одиночный пилотаж на вертолётах Ми-28Н «Ночной охотник» и Ка-52 «Аллигатор».

Руководящий лётный состав армейской авиации оперативно-тактический уровень подготовки приобретает и совершенствует в Военно-воздушной академии в Воронеже, обучаясь в течение двух лет по программе магистратуры. Полученные в стенах академии знания позволяют управлять и руководить такими авиационными формированиями, как вертолётный полк и бригада армейской авиации. В интервью «Красной Звезде» к юбилею, начальник боевой подготовки армейской авиации ВКС России генерал-майор Олег Михайлович Чесноков отметил, что подготовка лётного и инженерно-технического состава армейской авиации претерпела качественные изменения. В частности, значительно вырос за последние несколько лет определяющий уровень лётной подготовки при среднем налёте вертолётчика в год более 100 часов. В мае, после длительного перерыва, состоялся первый полный выпуск в Сызранском филиале Военно-воздушной академии – в войска пришли около 300 молодых лётчиков. Он добавил, что более 70% лётного состава армейской авиации принимали участие в боевых действиях как на территории России, так и за рубежом. А практически половина военных вертолётчиков награждена различными государственными наградами за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга.

 

Памятные встречи на торжествах в честь 35-летия со дня основания 344 Центра боевого применения и переучивания лётного состава армейской авиации в городе Торжке Тверской области, июнь 2014 года





 

В знаковый, юбилейный праздник армейской авиации ВКС России, с особым почтением и гордостью, мы вспоминаем нашего земляка, генерал-полковника, Героя Советского Союза Виталия Егоровича Павлова. Масштаб личности Виталия Егоровича обоснованно требует высоких и значимых слов, потому что вся жизнь генерала Павлова – это искреннее и щедрое свечение сильной нравственной личности, мощный, запредельный полёт увлечённого экстра-профессионала, ратный подвиг готового к самопожертвованию офицера и неустанный, бескомпромиссный воинский труд созидающего армейского деятеля. Виталий Егорович Павлов – целеустремлённый, самоотверженный сын своего народа, один из тех, кто стали его надёжным оплотом и фундаментальным становым хребтом в боевой работе и государственном строительстве. Ответственный лидер-командир, человек, олицетворяющий всё вертолётное содружество России и постсоветского пространства, он являлся скрепом, объединяющим всех вертолётчиков. В тяжёлое время сокрушающих перемен, спасая вертолётные части, Павлов организационно объединил их в армейскую авиацию. Его боевой, заслуженный авторитет является примером воинского служения для молодых поколений вертолётчиков. На его мужестве, беспредельной любви к Родине, заботливом и чутком отношении к подчинённым крылатым соратникам сегодня проводится военно-патриотическое воспитание молодёжи и, по-особому, кровно близких для Виталия Егоровича, курсантов Сызранского филиала Военно-воздушной академии. За его спиной феноменальные сорок лет лётной службы, три войны – афганская и две чеченских. И на каждой его имя было легендой, в каждую он вписал свою страницу. В Афганистане полковник Павлов – один из лучших командиров полков, лично совершивший сотни боевых вылетов, потерявший за полтора года боёв только три вертолёта, удостоенный за эту войну звания Героя Советского Союза. В Чечне генерал-полковник Павлов, командующий авиацией Сухопутных войск, когда того требовала обстановка, сам поднимал вертолёт в небо и пробивался сквозь густую облачность и горы к передовым батальонам, вывозил раненых. У вертолётчиков его фамилия так же легендарна, как фамилия Маргелов у десантников. Поразительно, но Виталий Егорович успел внести большой личный вклад и в развитие вертолётного спорта в нашей стране, возглавляя с 2001 по 2007 год Российскую Федерацию вертолётного спорта.

То, что Павлов сделал для сохранения вертолётной авиации России в 90-е годы, можно без всякой натяжки назвать настоящим подвигом. После развала Союза, распада экономики, он смог не только сохранить костяк, элиту вертолётчиков, которых сегодня полностью обоснованно можно назвать лучшими в мире, он сохранил вертолётную авиацию как единую систему, спас её от растаскивания по различным видам войск, как это пытались сделать «реформаторы». Случись такое – и сегодня в российской армии вертолёт стал бы такой же экзотикой, как авианосец. Именно благодаря Павлову уцелела и вертолётная промышленность. Павлов за счёт продаваемых за рубеж машин, сражаясь с финансистами за каждый рубль, ценой неимоверных усилий смог обеспечить её заказами на ремонт и модернизацию вертолётов всё в те же девяностые – двухтысячные…

Среди грандиозного развала, упадка и вязкого тлена девяностых, в который медленно погружалась Россия, один за другим рассыпались казавшиеся незыблемыми столпы государства. Армия, госбезопасность, милиция. Всё тогда обветшало, всё до трухлявости было источено челюстями разрушителей. И только редкие стоики противостояли этим термитам. Сохраняли и сберегали то немногое, что ещё осталось. Именно эти люди герои нашего времени. Генерал-полковник Виталий Павлов один из них.

Простой деревенский мальчишка и не думал, что ему суждено стать первым командующим армейской авиации. Но с раннего детства он всё старался делать на «отлично». Он был одним из лучших выпускников, одним из лучших лётчиков и для многих – лучшим другом и Человеком.

Виталий Егорович родился в деревне Белоголовичи Трубчевского района Брянской области 21 октября 1944 года. Первым самолётом, который он увидел в своей жизни, был вездесущий По-2, пролетавший изредка над Трубчевском. Было ему тогда что-то около пяти лет. В 8 лет вместе с младшими братом и сестрой, Виталий остался без матери. В своей книге «Раскалённое небо» он писал: «Мать есть мать… Можно много чего иметь: друзей, орденов, дач, машин – до бесконечности, а вот мать у человека одна. Как и Родина…».

Трудное и голодное послевоенное детство, жизнь в интернате, закалили его характер, научили держать удар. Только в шестнадцать Виталий увидел поезд, когда отправился на нём к старшему брату под Куйбышев устраиваться на завод. Когда переехал в Чапаевск, работал столяром на заводе ЖБИ, а в школе рабочей молодёжи закончил десятилетку. Там началась его самостоятельная жизнь и с походов к аэродрому «Звезда» сызранского лётного училища, из увлечения, родилась любовь к авиации. И, наконец, было принято поворотное решение поступать «на лётчика».

Их курс в Сызранском училище был первым, кого набрали и обучали по программе вертолётчиков. До этого все начинали с самолётов. Вертолёт тогда был чем-то очень экзотическим и пугающим, как летающая тарелка. Только-только в серию пошли самые первые советские образцы Ми-1, Ми-4. «Самолётчики» сторонились нового летающего детища, называя его «летающим огурцом на карандаше».

Поэтому долгое время отношение к вертолёту в нашей армии было, мягко говоря, прохладным. Даже вертолётные училища долго приравнивались к среднеспециальным. Всё в корне изменилось после корейской войны, где американцы массово применяли вертолёты для перевозки грузов в труднодоступную местность, высадки десантов, эвакуации раненых и попавших в окружение. Именно там впервые проявилось главное преимущество вертолёта – возможность летать в труднодоступной местности, взлетать и садиться на любые клочки поверхности.

Из опыта корейской войны нашим командованием были сделаны соответствующие выводы и в Советской Армии появились вертолётные эскадрильи. А после арабо-израильских войн – вертолёты огневой поддержки.

Сегодня на поле вертолёт – такая же привычная боевая техника, как танк или самоходка. В тылу огромные Ми-26 способны в чреве перевозить до роты пехоты и по паре БМП, а «лошадки» Ми-8 за ночь перебрасывают к передовой целые полки. Вертолёты – это кавалерия современной армии.

Суровая армейская стезя курсанту Павлову была не в тягость, а лётная подготовка покорила душу и вдохновляла всю жизнь. И в аудитории, и в небе у Виталия были одни пятёрки. Он много учился сам и многому учил других. Воспитанный на подвигах военного поколения, старался самые сложные задания брать на себя. Так было всегда! Это пронзительно раскрылось во время службы в Афганистане, где он командовал полком и лично участвовал во многих опасных операциях. Удивительно сильны своей глубокой простотой, остротой восприятия и ясностью понимания обстановки воспоминания самого Виталия Егоровича Павлова о его первом боевом вылете в Афганистане, который на всю жизнь остался в его памяти.

…Информатор сообщил, что за дувалом на окраине одного из кишлаков находятся вернувшиеся с гор на отдых два брата – влиятельные полевые командиры местных душманских банд.

На штурмовку взлетели три пары Ми-8. Ведущим первой был он – тогда командир полка, полковник. До цели чуть больше шестидесяти километров. К кишлаку группа подлетела как раз в самую послеобеденную жару, когда всё живое, спрятавшись от солнца в спасительную тень и прохладу, предавалось отдыху.

Быстро сориентировался, отыскал глазами указанный агентом дувал и, резко снизившись, зашёл на цель.

«Восьмёрка» стремительно скользила над землей, выходя на рубеж пуска «нурсов». Дувал, за которым находились душманы, увеличивался, наползал на блистер. Уже стал различим часовой на крыше – верный признак точности информации. Пальцы легли на кнопку пуска ракет, как вдруг глаза выхватили рядом с часовым маленькую фигурку в пестром ярком халате – девочку лет десяти.

Рубеж пуска!

Часовой, только сейчас заметивший вынырнувшие из-за холмов «вертушки», заметался.

Надо бить! Но девочка?!

Часовой подскочил к ней и, подхватив её под мышки, буквально скинул с глиняной крыши строения.

Можно бить! Но взрывная волна, осколки?..

И тогда он принял решение. Короткая команда второй паре. А его пара стремительно проскочила над целью, не открывая огня, давая ребёнку время отбежать на спасительное расстояние.

А через несколько мгновений по дувалу ударили «нурсы» второй пары.

Разворачиваясь, заходя вновь на цель, он поймал краем глаза знакомый пёстрый халатик, мелькавший в поле, далеко от места штурмовки.

«Жива!» – успел ещё подумать он, а потом сознание привычно отсекло лишние мысли, сосредоточившись на боевой работе. Залп «нурсов» лёг точно в уже обрушенный второй парой дувал. Третья пара сровняла его с землёй, разметав руины мощными бомбами…

И ещё одна деталь поразила его в том полёте. Выходя из атаки, он заметил мужчину и женщину – дехкан, махавших кетменями в поле буквально в двухстах метрах от места боя. Они словно не замечали и не слышали ничего вокруг, однообразно вырубая кетменями пласты рыжей, сухой земли…

Потом были сотни вылетов, штурмовок, эвакуаций, десантирований, но ещё много месяцев ему снилась та белая глиняная крыша, часовой и девочка в пёстром халате в прицеле «нурсов»… Может быть, в тот день кто-то там, на небесах, хотел испытать Виталия Павлова. Проверить его на прочность, взвесить его душу на весах человечности.

Приведём некоторые записи из афганской тетради вертолётчика Павлова и скупые комментарии к ним их автора, характеризующие его высочайший лётный профессионализм…

«Таким я его в жизни ни разу не видел и не увижу» – так начал Павлов описание эпизода, в котором непосредственно участвовал. Эпиграф рассказывает о возбуждённом состоянии инженера Герасимовича, который, как образно пояснил Павлов, «на земле больше движений делал, чем я в воздухе, чуть не на голову становился». Да и было от чего инженеру встать на голову: в горах с превышением над уровнем моря почти в два километра пилотируемый Павловым вертолёт Ми-8 впервые в военной истории поднял на внешней подвеске и эвакуировал однотипную машину.

Однажды, возвращаясь с задания, Павлов услышал в радиоэфире просьбу: снять с гор трёх человек и доставить на аэродром. Срочно снять, срочно доставить. Топлива было в обрез, но просил человек, имевший право приказать, и Павлов повернул в горы. Сел, погрузил людей, набрал высоту, ещё раз оглядел приборы и понял, что до аэродрома не долетит. Тогда он… выключил один из двух двигателей, удерживающих в небе его Ми-8. В разреженном горном воздухе горизонтальный полёт на одном двигателе практически невозможен, но он успел рассчитать вынужденное снижение, сопоставив его с остатком пути до аэродрома. «Четыре минуты тянулись для меня много часов, и стрелка топливомера, казалось, отклонялась к нулю чуть быстрее, чем обычно…» – единственная запись в тетради о переживаниях лётчика.

В фотоальбоме Павловых, в привезённой из Афганистана стенгазете боевых вертолётчиков, в заметке о Павлове говорится как он, проводя предполётные инструктажи, традиционно завершал их одной и той же фразой: «Сегодня я взлетаю первым…» Павлов взлетал первым не только по долгу командира, но и по праву мастера, одного из лучших пилотов нашей вертолётной авиации.

 

Фотографии из архива военных альбомов Василия Александровича Проханова


 

Под командованием Виталия Егоровича Павлова смешанная авиагруппа участвовала  в уникальной спецоперации, которая существенно повлияла на ход афганской войны и в итоге многим сохранила жизни. Виталий Егорович так об этом вспоминал:

«….меня трижды представляли к званию Героя Советского Союза. Однако только вернувшись на Родину, получил Звезду Героя. Награждали то за боевые дела. Но на войне командование, бывает, пересматривает своё решение о наградах. Так случилось и со мной. В одном случае я сам был на сто процентов виноват. Я был заместителем руководителя операции по авиации. В ней участвовали кроме 140 вертолётов, ещё штурмовики, бомбардировщики. Так же мне были подчинены 8 Су-25, а во время самой операции я так же руководил действиями истребительно-бомбардировочного авиаполка полковника Виктора Кота. Первые четыре дня из-за высокой напряжённости и большой ответственности я сам вёл вертолёты на десантирование личного состава в ущелье. А потом, когда подразделения разместились по площадкам, тропам и десант повёл боевые действия, мы с командующим ВВС 40-й армии генералом Шканакиным по очереди летали без посадок на самолёте-ретрансляторе Ан-26 и руководили действиями авиации в той операции. Один день он летал часов 8-9, а потом я с нагрузкой 5-6 часов. На второй день мы менялись. Мы прямо с воздуха смотрели за ходом операции, руководили действиями авиации. За это, в общем-то, я и был тогда впервые представлен к званию Героя. Документы уже были рассмотрены в Минобороны СССР. Вскоре завершилась Панджшерская операция. Один подполковник, инженер из вышестоящего штаба, отдал необдуманный приказ и подставил экипажи вертолётов под противовоздушный огонь. По его вине погибли люди и техника. Не сдержался я и ударил при всех виновника в гибели моих подчинённых, которые отлично показали себя в боях в ущелье...»

Семнадцатое мая восемьдесят второго – чёрный день в афганском календаре Павлова. В тот день началась войсковая операция по очистке Панджшерского ущелья от банд Ахмат Шаха.

Долгие переговоры с Масудом зашли в тупик. Его отряды вели активные боевые действия против наших войск и местных органов власти. Каждый день приносил сообщения о новых нападениях и засадах. И потому было принято решение разгромить основные базы Масуда.

В тот день вертолётный полк высаживал на склоны ущелья десантные группы. Ведущим первой пары, как всегда, был «ноль двадцать пятый» – командир полка Павлов.

Площадка высадки. За борт горохом посыпались десантники, разбегались в стороны, занимали оборону. Сапёры быстро разворачивали миноискатели, скручивали щупы. После того как последний десантник прыгнул за борт, «вертушки» резко оторвались от земли и ушли в небо. А на их место уже заходила вторая пара.

И вдруг с вершины горы, почти в упор, ударил душманский ДШК. Командир экипажа был убит на месте, раненый штурман ещё попытался выровнять машину, посадить её, но следующая очередь сразила и его. Вертолёт рухнул на скалы и взорвался. Ведомый, замполит эскадрильи майор Садохин, резко снизился, высадил десант ниже по склону горы и, взлетев, бросился на выручку ведущему. Вертолёт и ДШК сошлись в дуэли.
Вертолётчики ещё не знали, что Масуд долго готовился к обороне. Не знали о замурованных в бетон и скалы пулемётных гнёздах. О выезжающих на платформах из тоннелей турельных установках. О спаренных ДШК. О десятках других ловушек и заграждений.

Залп «нурсов» накрыл «духовский» ДШК. Садохин начал разворачиваться, чтобы сесть возле упавшего командира, но тут сбоку, почти в упор, ударила замаскированная «зушка». Садохин был убит, машина загорелась, но штурман смог отвернуть её в сторону и посадить на склон. Потом он вытащил из горящей машины борттехника, бросился вытаскивать тело командира, и здесь вертолёт взорвался.

Это была тяжёлая потеря. В бою погибло всё командование одной из эскадрилий – командир, замполит, начальник штаба и летевший с ними штурман армии. Сгорело сразу две машины. Особенно тяжело было потому, что в полку это была первая потеря за одиннадцать месяцев боёв…

А ещё через несколько дней, на офицерском собрании, было решено обратиться к командованию, с ходатайством не назначать никого на место павшего в бою замполита, героически бросившегося на выручку товарищей. Чтобы его место в строю было всегда свободно. Командование удовлетворило эту просьбу лётчиков.

Отказался от эвакуации в Союз и штурман – раненный при взрыве вертолёта, он сбежал из госпиталя в полк.

…10 сентября 2001 года два талиба-смертника, выдавая себя за журналистов, пронесли в видеокамере взрывчатку и взорвали себя вместе с Масудом. Павлов пережил его на пятнадцать лет…


Стоп-кадр из документального фильма 2017 года «Легенды армии – Виталий Павлов»

 

О подвигах Павлова сняты фильмы, последний из них так и называется: «Легенды армии». Авторы документальной ленты сами поражены: как мог мальчишка из очень бедной деревенской семьи, постоянно голодный, без связей и блата, без особой надежды на будущее, стать лидером армейской авиации страны? А он умел принимать решения. Брать ответственность на себя, уважать и ценить каждого человека. Не людей «вообще», а каждого. Павлов одинаково уважал рядового и генерала, если было за что. Он был строг, но справедлив. И обладал каким-то невероятным и редким качеством: не вызывать обиды на себя.

За годы службы генерал Павлов пришёл к твёрдому убеждению, что военная слава, доблесть, награды любого командира или начальника принадлежат, прежде всего, его подчинённым. Солдатам и офицерам, героически выполнявшим свой долг, шедшим с командиром в огонь и на смерть за Родину, «за други своя». И потому у него было особое отношение к Звезде Героя, которой он был награждён через три месяца после возвращения из Афганистана. Говоря о награде, он всегда вспоминал своих лётчиков, техников, механиков. Это и их награда. Их заслуга.

Скупые записи из журнала боевых действий:

«…мая 1982 года. Заместитель командира полка подполковник Карпов заменил раненых борттехника и штурмана-оператора…Заместитель командира эскадрильи майор Сурцуков за день сменил три изрешечённых пулями вертолёта, его ведомый старший лейтенант Наумов – четыре… Группа во главе с майором Жуковым под огнём мятежников восстановила два вертолёта… 19 мая 1982 года капитан Кабдулин, «подперев» носовым колесом вершину горы, завис на высоте 2800 метров, забрал раненых и погибших, «свалил» вертолёт в пропасть и, выровнявшись, ушёл из-под обстрела… За время операции полком произведено 5460 вылетов, уничтожено 214 огневых точек, 377 опорных пунктов, 33 лагеря, 54 каравана…».

Из двадцати шести лётчиков, награждённых за Афганистан званиями Героев Советского Союза, девятнадцать вертолётчиков. Это высшая и самая точная оценка действий и значения вертолётчиков на той войне…

С 1989 года по 2002 год генерал-полковник Павлов был первым и единственным в истории армейской авиации командующим авиацией Сухопутных войск Вооружённых Сил страны. В это время наша армейская авиация выполняла миротворческие миссии в составе ООН в странах Африки и Юго-восточной Азии. За эти годы армия не потеряла там ни одного лётчика, выполняя двойную-тройную норму налёта. Но самым сложным для себя Павлов считал задание, выданное в родной стране, когда в сентябре-октябре 1993 года, во время кризисного, кровавого противостояния ветвей власти в столице, военным было приказано участвовать в разгоне Съезда народных депутатов и Верховного Совета. «Расстрел Белого дома» вошёл в историю России не только как переломное политическое событие, но и как день, сломавший карьеру многих офицеров, не захотевших применить оружие. Виталий Егорович чётко понимал, что недопустимы безрассудные боевые действия, которые неизбежно приведут к преступному расколу в армии и развязыванию безумной гражданской войны. Он снял с подготовленного вертолёта молодого лётчика и сам вылетел к Белому дому, но стрелять по нему отказался, сказав экипажу – «Всю ответственность беру на себя».

За эту черту его высоко ценили все, с кем ему довелось служить. Он был непререкаемым авторитетом, как первоклассный лётчик, и как думающий, болеющий душой и сердцем за исход операции, судьбу солдат, командир. А многие гордятся, что были его учениками.

Приведём ценный для нашего понимания эпизод из начавшейся в 1994-м первой чеченской войны.

Десятого января с утра был плотный туман, а в Грозном у вертолётной площадки тяжелораненые ждут эвакуации. Он принял решение лететь. Шёл по железнодорожным столбам. Видимость – семь столбов. Чуть больше трёхсот метров, нижний край – метров двадцать. Дошёл. Сел. У площадки буквально в грязи лежат раненые. Все мокрые, замерзшие, в крови. Где-то впереди, совсем близко, бой. Чтобы не морозить ребят, выключил движки и сам пошёл помогать загружать. Последним поднесли на носилках старшего лейтенанта. Рука оторвана по плечо. К ране примотана бинтами обычная солдатская подушка. Пока заносили, поддерживал офицера под спину, чтобы не упал с носилок. Вытащил руку – вся в крови. Сел в кресло, попросил у штурмана полить на руку водой из фляжки – смыть кровь. «Извините, Виктор Егорович, всё раненым отдал. Ни капли нет». Взлетели. Опять шли по столбам, почти вслепую. Наконец сели в Моздоке. Попытался разжать ладонь, отпустить ручку управления – не получается. Кровь присохла к её рубчатой поверхности. Еле оторвал ладонь, а раскрыть всё равно не смог. Кровь в складках засохла, не даёт…

К концу девяностых годов прошлого века соотношение по вертолётам между США и Россией стало шесть к одному. А между НАТО и Россией – десять к одному. Могло быть и ещё большим, если бы не огромные усилия генерала Павлова и его штаба, которые в буквальном смысле слова воевали за каждый полк, за каждую эскадрилью. А ведь вертолёты – это будущее сухопутных войск и их незаменимое, мобильное и универсальное средство. Без них сейчас невозможно вести успешные боевые действия. Военные доктрины всех развитых стран стремятся к тому, чтобы на каждый пехотный взвод приходилось по боевому или транспортному вертолёту.

Павлов умел разрешить ситуации даже когда репрессии казались неизбежными. Во многом, благодаря авторитету генерал-полковника Павлова удалось отстоять Сызранское училище, за которое Виталий Егорович искренне переживал и сделал всё возможное, чтобы его сохранить…

Вообще, справедливый и умеющий строго спросить, Павлов принял весомое участие в судьбе очень многих людей. Кому-то помог сделать военную карьеру, кому-то – устроить сына, кому-то – получить квартиру для семьи, достать для отца редкое лекарство, просто вовремя сказать нужное слово. Он спасал от позора и отставки оступившихся людей – и их жизнь выправлялась.

Имеющий своё, особое мнение профессионала и патриота, волю и мужество его отстаивать, принципиальный и неудобный многим властным недругам, Виталий Егорович Павлов в 2002 году был вынужден уйти в отставку – несмотря на невероятные заслуги. Непосредственным поводом, спровоцировавшим его отставку, послужил сбитый из ПЗРК «Игла» группой чеченских боевиков транспортный Ми-26, подходивший 19 августа к аэродрому в Ханкале на высоте 200 метров. На борту вертолёта находилось 147 человек. После попадания ракеты в район правого двигателя, экипаж смог произвести экстренную посадку и почти 180 метров разбитый вертолёт прополз «на брюхе». Как показало расследование, попавшая в правый двигатель ракета, полностью его разрушила. Сразу же получил повреждения и вскоре встал левый двигатель. На борту возник пожар, перестала работать гидравлика и начали отказывать другие системы управления. На пассажиров в салоне из пробитых баков хлынуло вспыхнувшее топливо. В результате жёсткой посадки, последовавшими за ней взрывами и пожаром на месте крушения погибли 117 человек. Позже ещё 10 человек умерли в госпиталях. Причём большая часть военнослужащих, сумевших покинуть развалившийся вертолёт, попали на минные заграждения… Не дожидаясь результатов расследования резонансной трагедии, министр обороны Сергей Борисович Иванов (возможно по настоянию начальника Генерального штаба Анатолия Васильевича Квашнина и главнокомандующего Сухопутными войсками Николая Викторовича Кормильцева) отстранил Виталия Егоровича Павлова от должности. При этом министр обороны в официальном заявлении парадоксально подчеркнул, что «жёсткая мера не связана непосредственно с тяжелейшей катастрофой». В СМИ в связи с этим скандально всплыло, как Павлов, известный своим крутым и независимым характером, невзирая на ранги, боролся с бедственном положении авиации. Развалом авиационной отрасли, мизерным финансированием поставок новой техники и всего необходимого для обеспечения деятельности войск. Ещё в 1991 году, когда только начинался провал с обновлением техники и вооружений, поступлением запчастей и ГСМ, на заседании главкомата Сухопутных войск (в присутствии тогдашних статс-секретаря – заместителя министра обороны Андрея Афанасьевича Кокошина и начальника Генштаба Михаила Петровича Колесникова) командующий пошёл на беспрецедентный шаг. Он заявил Кокошину, отвечавшему в Минобороны за взаимодействие с оборонной промышленностью: «В первую очередь вы виновны в таком состоянии армейской авиации, а во вторую – я как её командующий». Тогда ему пообещали, что возможно со следующего года, необходимые поставки в ведомство Павлова резко возрастут… Особо вспомнили в СМИ и категоричный отказ Павлова обстрелять в 1993 мятежный Дом Советов. Вскоре, когда стало очевидным, что возложить на вертолётчиков вину за чрезвычайно драматичную, горькую катастрофу, не удастся, главком Сухопутных войск Николай Викторович Кормильцев сделал сенсационное заявление – армейская авиация вновь перейдёт в подчинение Военно-воздушных сил. После чего Павлов добровольно подал в отставку, выразив категорическое несогласие с этим и с действиями отдельных начальников в отношении себя и своих подчинённых… Для Павлова было совершенно недопустимым предать дело становления армейской авиации как рода войск и принять, по сути, кардинально отбрасывающую назад, разрушительную для неё, внезапно сочинённую «реформу». Когда во властных, «кабинетных играх» равнодушно губится важное дело, а тех, кто взял, и многие годы нёс на себе огромную ношу по его воплощению, цинично шельмуют.

Специально отметим, что вероятно на это и был расчёт в провокационной, мстительной инициативе высшего военного руководства. Попутно в «реформенной комбинации» командование ВВС получило возможность значительную часть очередных масштабных сокращений провести за счёт «глубокой реорганизации» переведённых в их подчинение армейских авиаторов…

После увольнения в запас Виталий Егорович много лет работал на вертолётостроительном заводе «Роствертол». Его заслуженно называют «крёстным отцом» знаменитого «Ночного охотника» Ми-28. Именно Павлов был одним из инициаторов работ по Ми-28, и при нём было принято решение о его производстве. И эскадрильи Ми-28, несущие боевую службу в различных регионах нашей страны, воюющие в Сирии, это лучшая память о легендарном вертолётчике.


Ударный вертолёт Ми-28Н «Ночной охотник» на Международном военно-техническом форуме «Армия-2018», август 2018 года

 


Ми-28Н на авиабазе в Кубинке во время подготовки к Параду Победы, май 2014 года

 


Ми-28Н в подмосковной Кубинке, апрель 2015 года

 


Многоцелевой ударный вертолёт Ми-28Н на МАКС-2013 в Жуковском

 


Сольный пилотаж Ми-28Н на форуме «Армия-2018»

 

Умер Виталий Егорович 2 июля 2016 года после тяжёлой болезни – в 71 год его настигла лейкемия (злокачественное заболевание крови). Захоронен Павлов на Троекуровском кладбище в Москве. Когда он скончался, на погребение 6 июля, проститься с Виталием Егоровичем, собрались авиаторы от Калининграда до Владивостока, и не только авиаторы, но и офицеры сухопутных войск – всего более 3000 человек, в том числе представители высшего руководства Министерства обороны России.

Свою книгу «Раскалённое небо» Виталий Егорович Павлов закончил словами: «Для человека служивого, русского офицера, честь всегда была превыше всего. Превыше самой жизни. Я горжусь, что подавляющее большинство тех, с кем мне довелось служить, именно так считают и поступают».

Ещё в 1985 году приказом Министра Обороны СССР от 4 апреля №104 Павлов зачислен почётным курсантом 2-ой учебно-вертолётной эскадрильи Сызранского полка; позже Виталий Павлов стал Почётным гражданином двух городов, Сызрани и Трубчевска, почётным ветераном СВВАУЛ. «Гордимся тем, что такой человек есть в истории Сызрани, в истории Сызранского ВВАУЛ. Ведь на таких как Павлов вся Россия держится!», – сказал 21 октября 2017 года (в день рождения Виталия Егоровича) на открытии бронзового бюста Павлова возле здания учебно-лётного отдела в Сызранском филиале Военно-воздушной академии, глава Сызрани Николай Михайлович Лядин.

Вот ключевые вехи поразительной воинской жизни Виталия Егоровича Павлова…

В 1962 году поступил в Сызранское ВАУЛ на первый для училища целевой курс вертолётчиков. В 1965 году, после окончания училища, как один из лучших выпускников оставлен в Пугачёвском полку (Саратовская область), где последовательно прошёл должности лётчика-инструктора (1965-1970 года), старшего лётчика-инструктора (февраль-октябрь 1970), командира звена (1970-1971) и заместителя командира эскадрильи (1971-1973 года) 626-го учебного вертолётного полка. При этом заочно закончил Высшее военное училище и в 1973 году поступил в Военно-воздушную академию.

В 1976 году окончил Военно-воздушную академию имени Юрия Алексеевича Гагарина, вернулся в родное училище комэской в Сызранский полк, откуда в 1977 году был переведён в Прикарпатский военный округ на должность заместителя командира 340-го отдельного вертолётного полка (гарнизон Калинов под городом Самбором за Львовом). В мае 1979 – июле 1981 года служил командиром вновь формируемого 513-го отдельного вертолётного полка на базе заброшенного после войны старого аэродрома (также в Прикарпатском военном округе – в Бердичеве). В Закарпатье Виталий Егорович впервые вылетел ночью на спасение людей. Разлившаяся река Стрый затопила карьер, в котором велись работы, и посреди бурлящего озера на пятачке полтора на двадцать метров оказались отрезанными от суши четырнадцать человек. Вода прибывала. По тревоге подняли военных вертолётчиков. Ночью в дождь, в сильный боковой ветер Павлов сумел снизиться и упереться передней «ногой», как говорят вертолётчики, в край островка. Не выключая двигателей, замереть в нескольких сантиметрах над водой и втащить на борт всех, кто был на острове. Спустя несколько минут после взлёта остров скрылся под ледяной бурлящей водой… С июля 1981 по декабрь 1982 года выполнял интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан, где командуя 50-м ОСАП, проявил высокие организаторские способности, талант руководителя и исключительное лётное мастерство. Лично участвовал во многих опасных операциях, показывая образец мужества, храбрости и умения полностью использовать боевые возможности вертолёта и вооружения. Совершил 307 боевых вылетов, налетал 567 часов (на вертолётах Ми-8Т, Ми-24В и самолёте-ретрансляторе Ан-26). Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1983 года за мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Демократической Республике Афганистан полковнику Павлову Виталию Егоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 400359) и медали «Золотая Звезда» (№ 11492). С ноября 1982 по июнь 1984 года – командующий авиацией 1-й гвардейской танковой армии в Группе советских войск в Германии.

В 1986 году отважный офицер-вертолётчик окончил академию Генерального штаба Вооружённых сил СССР имени Климента Ефремовича Ворошилова. В том же году назначен 1-м заместителем командующего, а в августе 1987 командующим ВВС Краснознамённого Приволжского военного округа. С июля 1989 года по октябрь 2002 года Виталий Егорович Павлов был первым и единственным в истории армейской авиации командующим авиацией Сухопутных войск Вооружённых Сил СССР, а с 1992 года – Российской Федерации. Участник боевых действий в Чечне (в 1994-1996 и 1999-2002 годах), где совершил 156 боевых вылетов. Координировал действия российских вертолётчиков во время вооружённых конфликтов в Приднестровье, Абхазии, Таджикистане, лично участвуя, организовывал и обеспечивал полёты подразделений армейской авиации в составе миротворческих миссий ООН в Анголу, Камбоджу, Сьерра-Леоне… Указом президента РФ №464 от 19 апреля 1993 года присвоено воинское звание генерал-полковник. После увольнения из рядов ВС РФ в 2002 году и до последних дней работал заместителем генерального директора авиастроительной компании «Роствертол». Виталий Егорович «Заслуженный военный лётчик СССР» (с общим налётом свыше 6 тысяч часов), лётчик-снайпер, Почётный гражданин города Сызрани, Почётный ветеран Сызранского ВВАУЛ, Почётный гражданин города Трубчевска. Награждён 8-ю орденами и 20-ю медалями СССР, РФ и других государств, в том числе орденом Ленина, орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени, орденами «Красной звезды» и «За военные заслуги». В 2001-2007 годах был президентом Федерации вертолётного спорта РФ.


Демонстрационный полёт тяжёлого транспортного вертолёта Ми-26Т2 (предприятия «Роствертол» холдинга «Вертолёты России») на МАКС-2017 в Жуковском… Малоизвестный факт: 9 мая 1995 года над Поклонной горой в Москве Виталий Егорович Павлов на Ми-26 лично открыл авиационную часть знакового парада в честь 50-летия Победы в Великой Отечественной войне

 


Демонстрационный полёт многоцелевого ударного вертолёта Ми-35М авиастроительной компании «Роствертол» в лётной программе МАКС-2017

 


Демонстрационный полёт на МАКС-2017 экспортного Ми-28НЭ авиастроительной компании «Роствертол»

 

До самого конца Виталий Егорович Павлов жил с уверенностью на возрождение армейской авиации, обдумывал и предлагал оптимальные пути воссоздания этого мощного рода войск. И при воссоздании армейской авиации, Виталий Егорович считал важнейшей кадровую проблему, которую призвана решить именно его альма-матер. В 2013 году генерал Павлов писал в «Красной звезде»: «Возможности единственного оставшегося в стране Сызранского вертолётного училища позволяют выпускать максимум по 200 лейтенантов в год. А нужно 400». И вот спустя пять лет, коллектив бывшего СВВАУЛ довёл подготовку пилотов боевых и транспортно-боевых вертолётов до 300–400 выпускников. Это важнейший шаг в решении становой кадровой проблемы создаваемой, современной армейской авиации.

В течение 8 лет под прямым началом генерала Павлова служил начальник отдела армейской авиации 5-й и 2-й гвардейской общевойсковых армий, лётчик-снайпер полковник в отставке Валерий Александрович Костицын, ныне депутат собрания представителей военного городка Рощинский. «Последний могиканин» винтокрылой авиации в Поволжье, 70-летний ровесник армейской авиации в канун профессионального праздника в своём интервью корреспонденту Министерства обороны РФ сказал:

«Возрождать части армейской авиации сейчас намного сложнее, чем создать этот род войск в конце советских годов. Теперь решено сформировать в общевойсковых армиях по отдельному вертолётному полку, с поставками в них новых типов техники армейской авиации. В Сызранском военном училище лётчиков начались полноценные выпуски молодых офицеров».

70-летие армейской авиации в Сызрани символично отметили по-настоящему поворотным, первым большим выпуском пилотов вертолётов. Мы с удовольствием поздравляем сызранских выпускников, весь личный состав и ветеранов армейской авиации с юбилейным праздником! И присоединяемся к этим словам главнокомандующего ВКС, Героя Российской Федерации генерал-полковника Сергея Владимировича Суровикина:

«Современная армейская авиация – важнейшая составляющая боевого потенциала Воздушно-космических сил. Военнослужащие и гражданский персонал армейской авиации успешно решают поставленные задачи, проявляя при этом высочайшую ответственность, верность воинскому и гражданскому долгу, профессионализм…

Благодарю военнослужащих, гражданский персонал, ветеранов за безупречную службу и ратный труд. Желаю вам и вашим семьям крепкого здоровья, счастья и благополучия, высоких достижений в военной службе и труде в целях обеспечения обороны и безопасности государства, и приумножения воздушно-космической славы России».

В заключение приведём напутственные слова Виталия Егоровича Павлова, сказанные в один из юбилеев армейской авиации: «Тем же, кто сегодня служит в армейской авиации, пожелаю стать настоящими властелинами своих замечательных винтокрылых машин и свято чтить славные традиции предшественников, с честью выполнявших задания Родины в разных точках нашей планеты».


Ми-28Н «Ночной охотник» маневрирует с отстрелом тепловых ловушек на полигоне Дубровичи в Рязанской области, 2016 год

 

«Вертушка» ушла на Баграм» – воспоминания Виталия Егоровича Павлова


«Военная приёмка. Авиация в Сирии. Вертолёты. Часть 6»

 


«Первым делом вертолёты» – документальный фильм «Первого канала», 2015 год

Просмотров: 942 | Добавил: kamozin100 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
avatar