MENU
Главная » Статьи » Иные статьи

Первый выпуск Бежицкого аэроклуба


Легендарный самолёт первоначального обучения У-2

 


Учлёты у «летающей парты» аэроклуба - самолёта У-2 (По-2)

 

Благодаря трудам Светланы Павловны Кизимовой, бережно сохранены и опубликованы материалы о первом выпуске пилотов Бежицкого аэроклуба. Светлана Павловна Кизимова – уникальный профессионал-исследователь, неутомимый подвижник и просветитель, талантливый краевед, журналист и писатель-историк. За свою многолетнюю научную и творческую деятельность Светлана Павловна удостоена множества благодарностей и почётных грамот, ежегодной премии Алексея Константиновича Толстого «Серебряная лира» (в 2003 году), награждена золотой медалью «За вклад в наследство народов России» и памятной медалью в честь 200-летия со дня рождения Фёдора Ивановича Тютчева. Вот её статья, опубликованная в газете «Брянский рабочий» за 20 августа 1981 года – на основе документов из фондов архива БМЗ и госархива Брянской области…

Тот первый выпуск

В 1935 году Бежицкий аэро­клуб выпускал первый от­ряд своих питомцев – пар­ней и девчат завода «Крас­ный Профинтерн», которые без отрыва от производства овладели авиационной техникой и получили звание пилотов.

Яркий солнечный день вы­дался словно по заказу. Лю­ди на аэродроме стали соби­раться с раннего утра. А в 12.00 у самолётов выстрои­лись инструкторы и молодые пилоты, в честь которых и организовывалось это торже­ство. Их было двадцать семь человек, в том числе двадцать пять – комсомольцы. И все как один ворошиловские стрелки и значкисты.

Первым в шеренге отваж­ных стоял Вячеслав Щерба­ков. Весной 1934 года, ког­да Япония протягивала свои хищные щупальца к богатст­вам Советского Приморья, а с запада угрожающе бряцала оружием фашистская Герма­ния, токарь машиносборочного цеха завода «Красный Профинтерн» Щербаков ре­шил овладеть техникой лёт­ного дела. Он пришёл в ком­сомольскую организацию и заявил: «Хочу летать. Про­шу дать путёвку в школу планеристов». Нелегко было совмещать учёбу с работой. Ведь в цехе он являлся удар­ником, выполняющим зада­ния на 130–145 процентов. Хотелось быть передовым и в лётном деле. И стал первым.

За Вячеславом Щербако­вым в строю стоял Николай Ивкин. Незабываемым был для него день, когда он впер­вые сел в самолёт. Инст­руктор сделал разворот и пе­редал управление Ивкину. Николай взял ручку, поста­вил ноги на педали и... началось! Машина почему-то сразу потеряла скорость и ста­ла проваливаться…

С того памятного дня вре­мени прошло немало. И вот однажды инструктор Брянцев сказал: «Полетишь один!» Николай подряд, не выхо­дя из кабины, сделал три самостоятельных полёта. Выле­зая из кабины, удовлетворённо хмыкнул: «Вот так, брат, Вася, а ты говорил...». Про его брата Василия Ивкина знал весь состав аэроклуба. Василий не раз видел летающие самолёты. Восхищался, как они забирались за облака, выкручивая в небе замысловатые и жуткие кренделя, и всегда считал, что люди, летающие на них, должны быть какими-то особенными. А тут с некоторых пор вдруг стал пропадать Ни­колай, куда-то исчезать пос­ле работы и появляться до­мой лишь к ночи. Николай рассказывал, что мечтает быть лётчиком, что уже ле­тал на планере, что изучил мотор самолёта и вот-вот по­летит сам. Но домашние к его рассказам относились скептически. И вот, не выдер­жав, старший брат явился к самому начальнику аэроклуба: «Что у вас здесь делает Николай Ивкин?» Спустя не­сколько месяцев Василий опять появился в аэроклу­бе. На сей раз с просьбой: «Может, и меня покатаете?»

– Пожалуйста. Садитесь вон в тот самолёт.

Василий подошёл к самолёту. В кабине сидел лётчик, на голове – шлем, лицо за­крыто очками. Сел. Завер­телся пропеллер. Осталась где-то земля, точно провали­лась. Василию стало жутко­вато. А в это время к нему повернулся лётчик, снял оч­ки и сказал: «Смотри, как штурмую небо, держись...» Василий только выдохнул: «Колька?!» Машина круто повернусь. И начала выде­лывать такое, что дух зах­ватило. И лишь когда стала плавно опускаться на землю, старший Ивкин глубоко вздохнул. А на земле смущён­но пожал руку брату.

Двадцатидвухлетний Нико­лай Ивкин, рабочий вагонно-колёсного цеха завода «Красный Профинтерн», стал при­знанным лётчиком.

Среди двадцати семи молодых пилотов была только одна девушка – Тоня Федосова. И хотя стояла она последней в ше­ренге, но считалась одной из лучших выпускниц. Не слу­чайно была делегатом Все­союзного слёта ударников оборонной работы, где отчи­тывалась перед Климентом Ефремовичем Воро­шиловым за проделанную ра­боту в родном аэроклубе...

Через несколько минут на аэродром прибыли секре­тарь Западного обкома ВКП(б) (Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) Иван Петрович Румянцев и коман­дующий войсками Белорус­ского военного округа Иероним Петрович Уборевич. Командующий принял рапорт начальника аэро­клуба Сергеева, обошёл выстроившихся и лично поздоровался с каждым пилотом. Наступил момент показа мастерства пер­вых выпускников. Смотр открыли Федосова, Ивкин и Пантелеев. Любуясь, как легко делал Николай Ивкин «мёртвую петлю» и «бочку», командующий не смог сдер­жать восхищения: «Очень хо­рошо!» И когда самолёт Ивкина плавно приземлился, Иероним Петрович Уборевич снова похва­лил: «Браво! На три точки сел!»

Затем на кабины легко выпрыгнула Тоня Федосова. Чётким шагом подошла к командующему и отрапортовала о результатах полёта. В это время к Тоне поспешили родители, Михаил Яковлевич и Мария Георгиевна.

– Дочка у вас хорошая – сказал им Иероним Петрович. – Наверное, немало подума­ли, прежде чем разрешили ей летать? – засмеялся Уборевич.

В 1933 году Тоня Федосова прочла маленькое объявление о приёме молодёжи в лётную школу без отрыва от производства и сразу побежала в Дом обороны записываться… Предполётные тревоги закончились быстро. И 14 марта рабочая ремонтного цеха Антонина Федосова совершила свой первый самостоятельный полёт, о котором рассказывала подругам так: «Вздрогнула стрелка альтиметра: 100, 150, 200, 500, 800 метров. Посмотрела в пустую инструкторскую кабину, и немножко стало как будто жутко. Лечу одна и вдали никого не видно… Веду машину по горизонту, а у самой растёт уверенность. Чувствую себя радостно от сознания, что я самостоятельно лечу быстрее птицы и хочется ещё выше…»

За Антониной пришла очередь полёта других выпускников. Всеобщее восхищение вызвал показательный пилотаж Щербакова, Пантелеева и Рыженкова.


Коман­дующий войсками Белорус­ского военного округа, командарм 1-го ранга Иероним Петрович Уборевич. Фотопортрет 1936 года

 

А вечером во Дворце культуры состоялось торжественное заседание, посвящённое первому выпуску лётчиков Бежицкого аэроклуба. На нём выступил Иероним Петрович Уборевич. Передав привет рабочим Бежицы от бойцов Белорусского военного окру­га, он говорил: «...Если на­род желает жить и в будущей войне победить, он должен иметь мощную военную ави­ацию. Нам нужны для этого лётчики, парашютисты. То, что сегодня мы видели, у меня вызывает такую оцен­ку: мы доказали, что мож­но подготовить лётчиков из рабочих без отрыва от про­изводства. И Ивкин, и Рома­нов, и Федосова, и другие как лётчики подготовлены хорошо. Надо к работе аэро­клуба привлечь внимание ши­роких масс...»

От имени молодых лётчи­ков выступил выпускник Красновский: «Мы, молодые пилоты, заявляем, что бу­дем учиться и дальше, что­бы летать ещё лучше и по первому зову партии под­няться в воздух на защиту социалистической Родины!»

И выпускники аэроклуба сдержали своё слово. В суровые годы Великой Отечественной войны они героически сражались в небе Родины, проявляя поистине беззаветное мужество. Среди них были и те первые двадцать семь.

 

Светлана Павловна Кизимова,

старший научный сотрудник «Государственного архива Брянской области».

Особо за чуткую помощь в поиске этой ценной для нас статьи, и заинтересованное, искреннее сотрудничество, мы благодарим отзывчивый коллектив «Центральной городской библиотеки имени Петра Лукича Проскурина».

 

Справка-дополнение по Бежицкому и Брянскому аэроклубам

(по ранним годам их становления)

Начавшие формироваться осенью 1933 года Бежицкий, и в начале 1934-го Брянский аэроклубы, вскоре были строго проверены и многократно аттестованы. Некоторые материалы этих аттестаций сохранились в архивах Орловского ОСОАВИАХИМа, которому тогда подчинялись оба наших аэроклуба. Ведь с сентября 1937 года, с упразднением Западной области, Бежица и Брянск (с подчинёнными сельсоветами) вошли в состав Орловской области. Ниже представлены краткие целевые выдержки тематической информации по Бежицкому и Брянскому аэроклубам, а также фотографии из фондов Орловского краеведческого музея, Центрального архива ДОСААФ России и музея брянской «Средней общеобразовательной школы №13 имени Героя Советского Союза Ильи Борисовича Катунина»...

 

Бежицкий (он же впоследствии Орджоникидзеградский) межрайонный аэроклуб по состоянию на 19-22 декабря 1934 года:
- «лётный и, технический состав в ноябре месяце 1934 года проверен ВВС РККА (15-й брянской авиабригадой, ставшей летом 1936 года 83-й авиационной бригадой «имени ПРОФСОЮЗОВ ЗАПАДНОЙ ОБЛАСТИ»). Оценка хорошая»;
- «аэроклуб укомплектовал полностью, пилотские группы по заданию ЦС ОАХ СССР. Все набранные прошли планерное дело и практическую подготовку по классу «А» – закончили 120-часовую практическую программу и в настоящее время проходят специальные предметы»;
- «материальная часть: самолёты хранятся в ангаре, состояние его хорошее; планеры хранятся в специальном ангаре, состояние плохое: грязные, в одном планере ответственные детали (подкосы) незаконтренные, в рычагах управления отсутствует смазка, амортизаторы изношены и оледенели.

В аэроклубе на аэродроме имеется технический склад, где хранятся детали самолёта и мотора, состояние хорошее; все детали смазаны и аккуратно разложены, чувствуется любовь.

Сторожевое здание грязное, неуютное, требует немедленного приведения в порядок, печь необходимо переделать.

Аэроклубу горсовет РКиКД выделил здание, которое временно обеспечит караульную подготовку авиакадров.

Весь командный состав включился в оборудование кабинетов наглядными пособиями.

Необходимо отметить, что аэроклуб среди трудящихся завоевал авторитет»;
- «имеется 6 самолётов У-2 с ресурсом до 1-го смотра 2.168 часов».

 

Орджоникидзеградский аэроклуб по состоянию на начало 1939 года:

категория – 3-я; задание на 1939 год подготовить: пилотов – 121, механиков – 0, «тренировка пилотов запаса» – 24; аэродром 1000х1000 метров; имеет ангар на 6 самолётов и семь учебных аудиторий; бензотара – на 100 тонн; выполнение плана: за 1936 год – на 82 %, за 1937 год – 95 %, за 1938 год – в документе не указано.


Построение личного состава Бежицкого аэроклуба Орловской области перед началом полётов. Фотография предвоенного периода

 


Политзанятие с учлётами Бежицкого аэроклуба Орловской области в полевых условиях. Фотография предвоенного периода

 

«Удостоверение парашютиста», выданное Бежицким аэроклубом товарищу Борцову. Орджоникидзеград, 1936 год

 


Курсант Николай Панченко готовиться к парашютному прыжку. Фотография периода 1930-х годов

 


Инструктор-лётчик Бежицкого аэроклуба товарищ Катунин перед началом работы с тремя группами учлётов нового набора (в которых без отрыва от производства будут обучаться лётному делу 24 курсанта из рабочей молодёжи Бежицы). Специальным постановлением президиума Западного облисполкома и бюро обкома ВКП(б) от 16 август 1936 года стахановец осоавиахимовской авиации инструктор-лётчик и парашютист Катунин за высокие результаты (первым в группе отличников ОСОАВИАХИМа Западной области) будет премирован ценным подарком

 


Прорвавшиеся на фронт лётчики-инструкторы (Брянского и Бежицкого аэроклубов, несколько раз переформированной 8-й военной школы лётчиков и запасных авиаполков), командиры-товарищи и ведущие ударных групп Ил-2 46 ШАП ВВС Северного флота, удостоенные в 1944 году за самоотверженную боевую работу званий Героя Советского Союза Александр Николаевич Синицын (слева) и Илья Борисович Катунин

 

Брянский аэроклуб по состоянию на 1939 год:

категория – 3-я; задание на 1939 год подготовить: пилотов – 121, механиков – 0, «тренировка пилотов запаса» – 12; аэродром 800х1200 метров; имеет ангар на 9 самолётов и шесть учебных аудиторий; бензотара – на 50 тонн; выполнение плана: за 1936 год – в документе не указано, за 1937 год – 125 %, за 1938 год – 112 %.

 

Отчёт о буднях Брянского аэроклуба Орловского совета ОСОАВИАХИМа в авиационном журнале «Самолёт»

Курсанты Брянского аэроклуба, закончившие учёбу в аэроклубе на «отлично» в 1938 году. Слева направо: выпускники Сергеенко, Хрулькова, Филиппова, Фёдорова и Малахова

 


Учлёт-отличница Брянского аэроклуба Хрулькова, 1938 год

 


Инструктор-общественник (то есть внештатный инструктор-лётчик) Брянского аэроклуба Меренков. В 1938 году «выпустил группу пилотов на «хорошо» без аварий и поломок». Брянск, 1938 год

 


Инструктор-лётчик Брянского аэроклуба (и он же на общественных началах – заместитель политрука звена) Адукевич. В 1938 году «выпустил свою группу на «отлично». Брянск, 1938 год

 


Инструктор-лётчик Брянского аэроклуба Зимоглядов проводит предполётный инструктаж учлётов своей учебной группы. Брянск, 1938 год

 


Инструктор-общественник (то есть внештатный инструктор-лётчик) Брянского аэроклуба Меренков разъясняет учлёту Перегудкину (он в кабине самолёта) допущенные им ошибки в пилотировании У-2. Брянск, 1938 год

 


Группа самолётов У-2 в учебном полёте  

 

Палаточный городок Брянского аэроклуба (предвоенный период)

 

Орлята и орлицы ОСОАВИАХИМа


Инструктаж группы парашютистов у самолёта У-2 Автозаводского аэроклуба имени Михаила Васильевича Водопьянова в Нижнем Новгороде. Аэроклуб при заводе «ГАЗ» был создан в августе 1934 года на базе планерной станции. За предвоенный период подготовил более пятисот парашютистов, планеристов и «моторных» пилотов. Одиннадцать его выпускников стали Героями Советского Союза

 


Девушки-парашютисты на аэродромном поле нижнегородского Автозаводского аэроклуба. Слева Римма Скоробогатова

 


Группа нижнегородских учлётов на окраине аэродромного поля Автозаводского аэроклуба

 


Общее построение учебных групп на аэродроме перед самолётами аэроклуба ОСОАВИАХИМа

 


Подготовка самолётов У-2 на аэродромной стоянке. Фотография 1930-х годов

 


Учлёт Брянского аэроклуба Анна Филипповна Малахова, 1938 год

 

Анна Филипповна Малахова воспитанница авиации ОСОАВИАХИМа, командир экипажа У-2 из боевого состава 588-го лёгкого бомбардировочного авиационного полка 122-й авиационной группы ВВС Приволжского военного округа, сержант. Родилась 26 января 1921 года в городе Брянске. Русская. Служащая из рабочих, с 1937 года – комсомолка. Весной 1938 года закончила девять классов Брянской средней школы имени 15-летия ВЛКСМ, и осенью в той же школе училась в десятом классе, но прервала обучение из-за отъезда в Москву, где 2 января 1939 года была принята лаборантом-испытателем ОТК (по авиаприборам) на завод №214 «Метрон». Во время учёбы в старших классах, шестнадцатилетней Анне Малаховой удалось пройти строгий отбор и поступить в Брянский аэроклуб – в группу подготовки пилотов. 26 октября 1938 года она закончила Брянский аэроклуб Орловского областного совета ОСОАВИАХИМа с оценкой «отлично». А уже на новом месте в Москве, поздней осенью 1939 года подала заявление о зачислении в ряды курсантов Тренировочного отряда Таганского аэроклуба и в 1940 году успешно прошла курс обучения, вновь войдя в учебно-строевой состав авиации ОСОАВИАХИМа СССР.

Откликнувшись на инициативу ЦК ВЛКСМ о формировании женских авиационных полков, осенью 1941 года доброволец Анна Филипповна Малахова была зачислена на военную службу, после чего её направили в авиагарнизон саратовского города Энгельс – к месту формирования 588-го лёгкого бомбардировочного авиационного полка.

Согласно донесениям о безвозвратных потерях, вместе со своим штурманом Марией Виноградовой, Анна Малахова трагически погибла 9 марта 1942 года из-за резко ухудшившихся метеоусловий в ходе учебно-тренировочного полёта по отработке прицельного бомбометания в составе авиационного звена. В ночь на 9 марта 1942 года, во время учебного бомбометания на полигоне, попав в сложные метеоусловия (сильный снегопад, пурга), потеряли пространственную ориентировку три экипажа У-2 588 ЛБАП. После столкновения с землёй в «слепом» полёте в условиях ночной бури с ливневым снегопадом, спасся только один экипаж. Погибли сержант, пилот 588 ЛБАП Малахова Анна Филипповна; штурман экипажа (воинское звание точно неизвестно) 588 ЛБАП Виноградова Мария Михайловна; сержант, пилот 588 ЛБАП Тармосина Елизавета (Лиля) Ефимовна и штурман самолёта (воинское звание точно неизвестно) 588 ЛБАП Комогорцева Надежда Петровна. Так подробности той страшной катастрофы описаны в книге военных мемуаров «Ночные ведьмы» ветерана женского 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного Таманского Краснознамённого ордена Суворова полка, гвардии лейтенанта, Героя Советского Союза Раисы Ермолаевны Ароновой:

«...В ту памятную трагическую ночь мне выпало дежурить по части. Почти весь лётный состав ушёл на аэродром. Задача на этот раз стояла сложная: полёт по маршруту звеном с заходом на полигон для бомбометания. Было очень темно и ветрено. Внезапно повалил снег. Лётчики знают, как опасно попасть в снегопад, тем более на По-2, у которого нет почти никаких приборов для слепого полёта. Лётчики знают, что значит потеря пространственного положения: пилот перестаёт представлять себе, как идёт самолёт. Хуже того, возникают обманные ощущения: например, начинает казаться, что создался правый крен, пилот старается вывести самолёт из крена, отдаёт ручку влево. На самом же деле был не правый, а левый крен, и лётчик только усугубил положение. В результате самолёт идёт по спирали к земле. Иногда эти ложные ощущения настолько сильны, что лётчик перестаёт верить показаниям приборов. Потеря пространственного положения – самое страшное, что может случиться с лётчиком в воздухе. Именно это и произошло с тремя нашими экипажами. Сильный снегопад скрыл землю и небо, всё замелькало перед глазами, закружилось в снежном вихре. Мигающие сквозь плотную пелену снега огоньки на земле стали казаться далёкими звёздами, а настоящие звёзды превратились в огоньки на дороге... Да это и не звёзды и не огоньки, а просто блестят от мороза снежинки. Но где же земля? Где?! Перед рассветом позвонили с аэродрома:
– Произошла катастрофа. Подготовьте комнату, где можно будет положить тела погибших. Их было четверо: Лиля Тармосина со штурманом Надей Комогорцевой и Аня Малахова с Мариной Виноградовой. Чудом уцелели Ира Себрова с Руфой Гашевой. Самолёт врезался в землю, но они выбрались из-под обломков почти невредимыми».

Погибшие похоронены на Воскресенском кладбище города Энгельс в братской воинской могиле…

 


Парашютист готовиться к прыжку с самолёта По-2

 


Группа пилотов у стоянки аэроклубовских самолётов По-2 во время полётов

 

Мы с глубоким уважением благодарим Юрия Петровича Ржевцева и Валерия Витальевича Кожухова за большинство представленных на этой странице архивных документов.

«Брянский аэроклуб» – страница на нашем сайте

Статья на нашем сайте «Уникальная школа патриотизма и мастерства – ОСОАВИАХИМ»

Статья на нашем сайте «90-летие первого полёта легендарного У-2»

Категория: Иные статьи | Добавил: kamozin100 (23.09.2018)
Просмотров: 4825 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
0
1 cergey63 • 16:53, 25.02.2021
Шестая, седьмая и восьмая фотографии снизу относятся к автозаводскому аэроклубу имени Водопьянова и негативы этих фотографий находятся в музее ГАЗ, фотограф Добровольский.
avatar
0
2 igor_mosin • 10:14, 13.04.2021
Благодарю вас за точную справку - я откорректировал сопровождающее описание к этим историческим фотографиям.
avatar