MENU
Главная » Статьи » Статьи А.П. Романова

Звезду Героя получить не успел


Евгений Ефремович Гукалин

 

Работая в архиве Министерства обороны России в поисках выпускников Брянского аэроклуба, нашёл личное дело Гукалина Евгения Ефремовича, 1918 года рождения. Фотографии не было: отклеилась со временем и, видимо, потерялась.

Судьба этого лётчика-истребителя типична для молодых парней 30-х годов XX века, мечтавших о небе. Евгения, как любого мальчишку того времени, манила авиация, бурно развивающаяся, притягивающая романтикой неосвоенных просторов. Но сначала пришлось поработать токарем на «Красном Профинтерне» (сегодня это АО «УК «БМЗ» в составе АО «Трансмашхолдинг»). В 1936 году Евгений окончил Орджоникидзеградский (ныне Брянский) аэроклуб, а затем уже Вольскую авиационно-техническую школу.

В 1939 году младший воентехник Гукалин был направлен техником самолёта. В 1940 году он добился перевода стрелком-радистом на бомбардировщик ДБ-3 в 53-й авиаполк Прибалтийского военного округа.

 

 

Из автобиографии, написанной Евгением Гукалиным в 1941 году: «В Финской войне я сбил «Фоккер». Летал два раза по заданию Сталина. С началом этой войны я снова стрелок-радист. Имею 8 вылетов. 27 июня был ранен. В последнее время летал с командиром 5-го полка. В качестве стрелка участвовал в налёте на Берлин».

Мечта быть лётчиком не давала покоя молодому, энергичному лейтенанту, и в сентябре 1941 года рапорт Евгения был удовлетворён. Гукалин стал слушателем 2-й Московской авиационной школы пилотов. Учился с упоением, одним из первых вылетел самостоятельно на истребителе.

240-й истребительный полк, куда был направлен Гукалин накануне Курской битвы, состоял в основном из опытных лётчиков, таких как Иван Кожедуб, Кирилл Евстигнеев, Виктор Гришин, Алексей Амелин и других. Командир полка майор Солдатенко Игнатий Семёнович, воевавший ещё в Испании в 1936-1937 годах, а затем в 1939-м на территории Монголии в районе реки Халхин-Гол, вводил в строй молодых пилотов продуманно, не торопясь, несмотря на сложную фронтовую обстановку, чем сохранил их для дальнейших сражений, дав освоиться, набраться опыта.

12 апреля 1943 года командир 240 ИАП из состава 302 ИАД подполковник Солдатенко Игнатий Семёнович погиб на аэродроме Уразово при налёте немецкой авиации. Похоронен в братской могиле в сквере на Красной площади города Уразово тогда Курской области – ныне Валуйского района Белгородской области. Командование 240 ИАП принял майор Подорожный Сергей Иванович (погиб в авиационной катастрофе из-за плохих метеоусловий 22 декабря 1943 года), а с декабря 1943 майор Ольховский Николай Иванович.

 


Герой Советского Союза (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года), гвардии подполковник Ольховский Николай Иванович. С декабря 1943 по май 1945 года командир 240 ИАП (2 июля 1944 года 240 ИАП преобразован в 178 ГИАП, награждённый в конце октября 1944 года орденом Богдана Хмельницкого II степени). Николай Иванович Ольховский воевал на Брянском, Центральном, Воронежском, Степном и 2-м Украинском фронтах. Награждён орденом Ленина (4 февраля 1944 года), 4 орденами Красного Знамени (22 июля и 25 августа 1943 года, 5 августа 1944 и 20 июня 1948 года), орденами Александра Невского (22 февраля 1945 года) и Красной Звезды (3 ноября 1944 года), медалью Золотая Звезда (4 февраля 1944 года) и другими медалями

 

Решительный и отважный Евгений быстро влился в дружный коллектив полка, отлично воевал. За короткий срок в 6 воздушных боях младший лейтенант Гукалин лично сбил три самолёта противника (2 Ju.87 и 1 Bf.109) и 10 мая 1944 года был награждён орденом Красной Звезды – за успешное выполнение 14 боевых заданий по прикрытию наших войск в период форсирования реки Днепр, расширения плацдарма и боевых действий за Днепром.

 

Наградные листы Представления лётчика 240 ИАП, младшего лейтенанта Гукалина Евгения Ефремовича к ордену Красной Звезды


 

 

Приказ о награждении личного состава 302 Кировоградской ИАД от 10 мая 1944 года


 

Трагедия случилась при прикрытии наших переправ через Днепр. Это был уже 4-й боевой вылет за день. Не успели перекурить у стоянок, вновь ракета: пора в бой. Восьмёрка Ла-5 разогнала группу Ю-87-х над переправой и сбила два самолёта. На подходе вторая группа бомбардировщиков. Вновь наши соколы пошли в атаку. Гукалин сбивает один Ю-87. Нагоняет второго, но что это? Немец, круто развернувшись, пошёл в лобовую атаку. Евгений обрушивает мощь огня своего «Лавочкина» на противника, но тот, оказавшись опытным и смелым воздушным бойцом, огрызается, хотя и горит. Ощутив острую боль в левой руке, истекая кровью, Евгений сумел посадить свой повреждённый Ла-5 на фюзеляж, прямо на берегу Днепра, и потерял сознание…

Лётчики его эскадрильи вели бой и не видели экстренной посадки Гукалина. Евгений очнулся в госпитале. Прошёл несколько операций, ампутацию кисти левой руки. Заключение врачей не радовало приговором – «К лётной работе не годен».

Как воскресший, выживший Гукалин вернулся в свой полк. Боевые друзья с радостью встретили Евгения и, посоветовавшись, порвали заключение медкомиссии. Но кто разрешит летать без кисти? В свободное от службы время, Женя подолгу сидел в кабине истребителя. Думал: как вернуться к боевым полётам.

Зимним днём в полк заглянул командир корпуса, генерал Иван Дмитриевич Подгорный, который вручил трём лётчикам Звёзды Героев Советского Союза. В разгар празднования к нему обратился Гукалин: «Товарищ генерал! Разрешите мне летать». Воцарилась тишина. Генералу шёпотом пояснили, в чём дело. Подумав, Подгорный сказал: «Полетай пока на По-2, может, со временем получишь «Лавочкина». Свершилось! И ликующий Евгений свой драгоценный шанс не упустил. Вопреки тяжёлому ранению, упорный Гукалин в совершенстве восстановил технику пилотирования и вновь стал участвовать в воздушных боях!

Ранним утром дежурный будил лётчиков. Командир полка ставил задачи группам. Гукалину выпало быть ведомым у Игоря Середы. Им же в паре предстояла разведка немецкого аэродрома. Задание сложное и опасное. При подходе к заданному району кончилась облачность. Наша пара в воздухе и машины противника на аэродромных стоянках хорошо видны. Зенитный огонь всё плотней. На забитом фронтовом аэродроме много рассредоточенных и сконцентрированных на стоянках предстартового обслуживания самолётов. Выполнили фотографирование. Неожиданно шквальный зенитный огонь прекратился. Сосредоточенный на фоторазведке Середа, внимательно осмотрелся – в чём дело? Истребители противника? Где Гукалин? С выпущенными шасси тот шокирующе заходил на посадку на вражеском аэродроме, зенитки которого выжидающе замолчали. Что он делает?! Внезапно, перед самой землёй, истребитель Гукалина убрал шасси, его мотор взревел на предельной мощности и одновременно ударили 20-мм носовые пушки ШВАК. Два вражеских самолёта запылали на стоянке. Евгений свечой ушёл вверх и выбрал новую цель – цистерны с горючим.

С аэродрома начал взлетать ФВ-190. Расстреляв склад ГСМ, Евгений поймал в прицел набирающий высоту «Фоккер», короткая очередь – и объятый пламенем истребитель противника врезался в землю. Соединившись, пара Ла-5 стала уходить на свою территорию…

Дерзость, с которой была произведена разведка боем, взбесила немцев. На подходе к линии фронта на нашу пару навели вражеские истребители. Взволнованный женский голос с нашей радиостанции воздушного управления предупреждающе передавал: «Миленькие-миленькие, южнее вас шестёрка «Мессеров». От группы преследования отделилась пара и первой пошла в атаку на «Лавочкиных», завязывая неравный, тяжёлый бой. На хвосте у Гукалина опасно повис атакующий «Мессершмитт». Резким маневрированием на предельных режимах, Гукалин оторвался от противника, и они тут же сошлись в яростной лобовой атаке, завершившейся встречным тараном. Срезанный «Мессершмитт» рухнул на землю, а истребитель Гукалина, кувыркаясь, выровнялся у самой земли!

Вытянувшись в цепочку, четвёрка «Мессеров» закрутила групповую карусель последовательных атак повреждённого самолёта Гукалина. Игорь Середа стойко отбивал их от своего ведомого. С земли молили: «Продержитесь немного, к вам идёт помощь!» Наконец, в районе боя появились ещё четыре точки.

– Игорь, Женя, уходите, я прикрою. Это со своими ребятами прилетел Кирилл Евстигнеев…

Герой Советского Союза Игорь Емельянович Середа вспоминал: «Гукалин был прекрасным лётчиком, виртуозом пилотажа, надёжным щитом ведущего. В его сердце жила неиссякаемая любовь к жизни. Говорун, задира, неутомимый плясун, он любил песни, шутки – был первым в полку весельчаком. Гукалин совершил подвиг, подобный деяниям Алексея Маресьева».

В совершенстве владея техникой пилотирования, Евгений умел, зажав ручку управления между ногами, правой рукой убрать шасси после взлёта. Он успевал, прибегая к помощи ног и правой руки, выпустить щитки-закрылки, шасси и сделать всё необходимое, чтобы произвести нормальную посадку. Кроме того, у всех модификаций Ла-5 отсутствовало автоматическое управление винтомоторной группой, и пилот истребителя полностью вручную управлял винтом, двигателем и системами его охлаждения (створками капота двигателя, заслонкой маслорадиатора), и вдобавок, ещё высотным корректором с переключением скоростей нагнетателя. А также пилотируя и ведя бой, лётчик управлял коротковолновой радиостанцией и вооружением с пневматической и механической перезарядкой двух синхронных пушек, а в высотных полётах должен был пользоваться кислородным прибором… За короткое время однорукий Герой произвёл более 50-ти боевых вылетов и сбил 6 самолётов противника.

 


Командир звена 178-го Гвардейского истребительного ордена Богдана Хмельницкого II степени авиаполка гвардии лейтенант Игорь Емельянович Середа, 1945 год

 

Детство и юность Игорь Середа провёл в Унече, где после окончания 10 классов Унечской железнодорожной школы №41 в 1938 году был призван в Красную Армию. В 1939 году выпускник Иркутского военного авиационно-технического училища, Игорь Середа продолжил службу в авиационных подразделениях на наземных, технических должностях. Войну авиационный техник Середа встретил вблизи западной границы в одном из ИАП Западного фронта. Потерявший почти весь авиапарк после бомбардировок противника, полк с июня 1941 года отступал на восток, участвуя в тяжёлых оборонительных боях. Выведенный в тыл, авиаполк был расформирован, а его личный состав распределён в другие части. После неоднократных обращений к командованию, Игорь Середа в ноябре 1941 года был направлен в Вязниковскую военную авиационную школу пилотов, которую успешно окончил в 1943 году. С апреля 1943 года младший лейтенант Середа сражался в 240 ИАП (2 июля 1944 года преобразован в 178 гвардейский ИАП), летал на истребителе Ла-5. Воевал на Степном и 2-м Украинском фронтах. Дрался на Курской дуге, в районах Белгорода, Харькова, над Днепром, участвовал в Корсунь-Шевченковской операции, воевал над Южным Бугом, в небе Молдавии, Румынии, Венгрии. Войну закончил в Чехословакии.

К 17 марта 1945 года командир звена 178 гвардейского истребительного ордена Богдана Хмельницкого II степени авиационного полка гвардии лейтенант Середа Игорь Ефремович совершил 159 боевых вылетов, в том числе выполнил 69 прикрытий своих войск над полем боя, 14 сопровождений штурмовиков и бомбардировщиков, 70 разведок войск и техники противника, 4 «свободных охоты» и 2 перехвата самолётов противника. Произвёл 9 бомбардировок и 18 штурмовок по войскам и технике противника. Провёл 27 воздушных боёв, в которых лично сбил 17 самолётов противника: 7 Ме-109, 6 ФВ-190, 3 Ю-87, 1 ХШ-123.

5 мая 1946 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом исключительную смелость, мужество и героизм, за лично сбитые 17 самолётов противника, гвардии лейтенанту Середе Игорю Емельяновичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда.

Боевые награды гвардейца Игоря Емельяновича Середы: орден Ленина (15 мая 1946 года), два ордена Красного Знамени (23 июля 1944 и 26 марта 1945 года), орден Отечественной войны 1-й степени (10 октября 1944 года), орден Отечественной войны 2-й степени (27 декабря 1945 года) и медаль Золотая Звезда (15 мая 1946 года). Кроме того, ряд источников указывает ещё об одном награждении – орденом Александра Невского.

В послевоенное время Игорь Емельянович Середа был удостоен нескольких правительственных наград – награждён третьим орденом Красного Знамени (в 1956 году), орденом Дружбы Народов (в 1983 году) и вторым орденом Отечественной войны 1-й степени (в 1985 году).

В 1948 году гвардии капитан Игорь Ефремович Середа был уволен в запас. Жил в городе Унеча, занимался литературной деятельностью. В 1956 году переехал в город Кишинёв (Молдавия), где некоторое время работал в ДОСААФ Фрунзенского района. Умер Игорь Ефремович 6 октября 1988 года, похоронен на Центральном кладбище Кишинёва.

В Унече на одной из фасадных колонн школы №5, установлена мемориальная доска в честь выпускников этой школы, Героев Советского Союза Петра Михайловича Кровко и Игоря Емельяновича Середы. Также в Унече Игорю Емельяновичу Середе в сквере Победы установлен памятный знак на Аллее Героев. А на Аллее Героев в Почепе прославленному земляку установлен бюст.

 

Наградные листы Представления гвардии лейтенанта Игоря Емельяновича Середы к званию Герой Советского Союза

16 октября 1944 года в воздушном бою над территорией Венгрии Ла-5 Гукалина был подбит, лётчик ранен в ногу. Умело и мужественно сбив скольжением пламя на горевшем самолёте, Евгений не покинул боя, а продолжал драться и прикрывать ведущего. После боя, сохраняя место в боевом порядке, Гукалин в составе группы возвращался на свой аэродром. Не долетев всего полутора километров, его самолёт взмыл вверх, на мгновение завис в воздухе и неуправляемый, штопором врезался в землю у села Сегхалом…

Метрах в 25-ти от обломков взорвавшегося при ударе самолёта лежал обгоревший лётчик. Очевидно, в полёте от большой потери крови он потерял сознание. Собратья по оружию похоронили гвардии младшего лейтенанта Евгения Ефремовича Гукалина на окраине венгерского села Мезеладань.

Целеустремлённо пройдя тернистый путь к желанной лётной работе, и вновь упорно прорвавшись в небо, взломав запреты и вопреки увечьям тяжёлого ранения, Евгений Гукалин категорически не мог позволить себе опять оказаться в военном госпитале. И там наглухо захлопнуть дверь в авиацию. Тем более для него было совершенно недопустимым невольно навредить смело поддержавшему его командованию и спаянной кровью, братской выручке однополчан. Поэтому Евгений Ефремович с исключительной стойкостью летал и отчаянно, с феноменальной доблестью сражался…

Таков оборвавшийся боевой путь ещё одного поразительного, несгибаемого выпускника Брянского аэроклуба. По сути, и святой воинской совести самоотверженного фронтовика, наш погибший земляк – Герой. Но по праву достойный высшей награды, Золотую Звезду он получить не успел…

 

Именной список безвозвратных потерь сержантского и офицерского состава по частям 3 гвардейского истребительного Ясского авиакорпуса за период с 1 по 31 октября 1944 года




 

Донесение о потерях в военкомат


 

Александр Петрович Романов

Рассказ представлен с некоторыми изменениями авторского текста и дополнен фотоматериалами.

Увы, остался невыясненным вопрос противоречия наградных документов из открытых порталов военных архивов МО РФ и данных из личного дела Евгения Ефремовича Гукалина. В его личном деле указаны такие награды – орден Отечественной войны II степени и орден Боевого Красного Знамени.

Категория: Статьи А.П. Романова | Добавил: kamozin100 (31.01.2019) | Автор: А.П. Романов, И.А. Мосин
Просмотров: 1095 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
avatar