MENU
Главная » Статьи » Статьи А.П. Романова

Свидетельство-интервью Героя Советского Союза Ивана Андреевича Кашина

Свидетельство-интервью Героя Советского Союза Ивана Андреевича Кашина


Иван Андреевич Кашин с женой - Ларисой Дмитриевной Кашиной

 

Прибыл в Брянск 1-го октября 1957 года после окончания Сасовского лётного училища вдвоём с пилотом Нуждиным Юрием Дмитриевичем. Поселили нас временно в ленинской комнате.

В этот же день мы узнали, что в аэропорту работает Павел Михайлович Камозин – лётчик-истребитель, дважды Герой Советского Союза.

До этого мы не видели ни одного Героя СССР, а тут дважды Герой. Смотрели на лётчика-крепыша с восторгом, даже со стеснением. Было такое.

Потом познакомились ближе. Много слушали его рассказы о полётах, войне, встречах, отдельных эпизодах. Этим были очень довольны, даже гордились тем, что работали вместе в одном авиаотряде с этим человеком-легендой.

Павел Михайлович был уже на пенсии и работал авиадиспетчером.

Пилотов в 1-й АЭ Брянского авиаотряда было мало. Вместе с нами всего около двадцати человек. Выполняли полёты по перевозке почты и грузов, санзадания. Самолёты были По-2, Як-12 и Ан-2. Полёты выполняли в основном пилоты, пришедшие раньше. Мы же проходили занятия по подготовке к полётам, изучали район полётов, особенности местности и так далее. Выполнение же полётов планировалось на весну 1958 года, так как сложные осенне-зимние метеоусловия – не для новичков. Поэтому у нас было много свободного времени для общения с более опытными пилотами, лётчиками, прошедшими Великую Отечественную войну и ещё летавшими в гражданской авиации, а также с пилотами, пришедшими раньше нас.

Лётчики – участники Великой Отечественной войны: Камозин Павел Михайлович, Афонский Дмитрий Дмитриевич, Леднев Владимир Семёнович, Меркухин Иван Егорович, Юшин Василий Павлович, Морозов Виктор Николаевич, Ильюшин Григорий Иванович, Брожко Иосиф Никифорович, Сороковой Фёдор Семёнович. Эти пилоты оказали нам очень большую помощь в становлении, многому научили и ввели в строй. Всех их вспоминаем с большим уважением и благодарностью.

О Павле Михайловиче Камозине, конечно, нужно говорить отдельно. Он всё время оставался в рядах пилотов – летал в гражданской авиации, работал авиадиспетчером, а потом – инструктором на тренажёре, где также многому учил и нас, «стариков», и большую плеяду молодых, приходивших пилотов. Нужно сказать, что ни один из пилотов не мог войти в строй, чтобы не получить необходимую долю опыта Павла Михайловича Камозина.

В 1969-1970 годах я переучился на самолёт Як-40. В 1970 году отлетал сезон на АХР, а в 1971-1972 годах выполнял полёты в аэропорту Быково. В 1972 году я стал командиром Як-40. В ноябре 1973 года был награждён орденом Ленина и «Золотой Звездой» Героя Советского Союза. Одним из первых поздравил меня Павел Михайлович словами: «В нашем полку прибыло – поздравляю, молодец!» Нетрудно догадаться, что это для меня значило. Указ о награждении был от 19-го декабря 1973 года. Необходимо было время, чтобы оформить документы. Здесь также не обошлось без помощи Павла Михайловича. Для фотографии он приколол мне свою «Золотую Звезду» Героя. Этих фотографий того времени у меня сохранилось всего несколько штук.

Потом было много полётов в качестве командира корабля Як-40, лет десять – командира авиаэскадрильи. Много общественной работы в школах, учебных заведениях со студентами, училищах с курсантами – и все это опять с Камозиным, с Камозиным, с Камозиным. Чем я, конечно, очень гордился. Потом, уже после 1983 года, приходилось работать с молодёжью уже без Павла Михайловича, но любая беседа включала воспоминания о нём. Я рассказывал о нём с превеликим удовольствием, а также о том, что слышал от него лично и от тех, кто о нём рассказывал, писал (например, Георгий Константинович Реймерс).

Очень горжусь тем, что Павел Михайлович Камозин много сделал для меня полезного в жизни, в становлении как пилота.

Большая благодарность сыну Павла Михайловича – Михаилу Павловичу Камозину. Он ведёт большую работу по военно-патриотическому воспитанию и сохранению памяти о своём легендарном отце.

 

Записал и литературно оформил – Александр Петрович Романов

 

Биографическая справка о брянских Героях освобождения угнанного террористами самолёта Як-40

Иван Андреевич Кашин Герой Советского Союза, член Общественной палаты Брянской области, старший лейтенант запаса, почётный член Брянской областной общественной организации «Общество ветеранов авиации имени дважды Героя Советского Союза П.М. Камозина», а с 28-го июня 2017 года почётный гражданин города Брянска. Награждён орденом Ленина, медалью «Золотая Звезда» (№ 10742), медалью «Ветеран труда», медалью «60 лет Победы в Великой Отечественной войне» и другими. Его имя носит Дятьковский кадетский корпус авиации, созданный в 2008 году на базе городской школы-интерната. Несмотря на почтенный возраст, Иван Андреевич по сей день деятельно участвует в воспитании детей и молодёжи, остаётся простым и доступным в общении человеком, стал по настоящему родным Дятьковским кадетам.

Особо отметим, что Иван Андреевич долгие годы трудился на брянском авиапредприятии, а высокое звание Героя Советского Союза было присвоено ему закрытым Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 декабря 1973 года за проявленные при исполнении служебных обязанностей героизм, мужество и высокое лётное мастерство.

 

Родился Иван Андреевич 2-го января 1937 года в деревне Сахаровка ныне Елецкого района Липецкой области, в крестьянской семье. Русский. В 1955 году школьный выпускник Иван Кашин заработал деньги на проезд, приехал в Рязанскую область, и успешно сдав экзамены, поступил в Сасовское лётное училище Гражданского воздушного флота СССР. Окончив училище в 1957 году, пришёл в Брянский авиаотряд, где работал на различных лётных должностях. После переучивания на Як-40, с 1971 года начал полёты в аэропорту Быково вторым пилотом, и в 1972 году стал уже командиром Як-40. 2-го ноября 1973 года, командир воздушного судна Иван Кашин, выполнял внутренний пассажирский рейс Ф-19 на Як-40К из Москвы в Брянск. Случившиеся тогда события показали всей стране, что и в мирное время есть место подвигу, и что среди нас живут самоотверженные люди.

Их самообладание, мужество и высочайший профессионализм в критической ситуации вооружённого угона самолёта, позволили добиться главного – сохранить жизни взятых в заложники пассажиров и обезвредить бандитов. Важно специально сказать – в 1973 году до этого были ещё две попытки угонов самолётов Аэрофлота, закончившиеся трагедией. Попытка угона самолёта Ту-104Б в Ленинграде 23-го апреля, при которой борт потерпел катастрофу, погибли два человека. И катастрофа Ту-104А под Читой 18-го мая, когда при попытке угона на борту воздушного судна взорвалась бомба, в результате чего погиб 81 человек.

Вот как о запомнившемся в деталях ноябрьском вылете, вспоминал сам Иван Андреевич.

Летели из Москвы в Брянск. Экипаж: командир, второй пилот и бортмеханик. Пассажиров в салоне – 28 человек. Лайнер уже начал снижаться, как вдруг...

– За перегородкой мы услышали шум битой посуды, – вспоминает Иван Андреевич. – Славка, второй пилот, выглянул, и тут в него упёрся ствол ружья. Затем – выстрел: это уже у меня над ухом просвистела пуля, попала в приборы и в радиостанцию. Ещё минута, и был тяжело ранен наш бортмеханик...

Бандитов было четверо, вооружены ружьями и обрезом. Террористы приказали развернуть самолёт назад, на Москву. Выставили требования: полтора-два миллиона долларов на руки и вылет за границу. Грозили расстрелять пассажиров. Самолёт пришлось развернуть.

Кашин успел передать спецсигнал на землю (его передают только в случае захвата: нажимают на специальную кнопку - «выбивают фальшрозетку», как говорят лётчики). По сути, это скрытое техническое оповещение  наземных служб о захвате самолёта террористами.

– Летим во «Внуково», а погода никудышная! – продолжает дальше Иван Андреевич. – Ветер встречный, туман. Да ещё керосина мало. До аэропорта хватит, а там, хорошо, если получится сесть сразу в такую непогоду. Когда долетели, оказалось, система посадки не работает. Эти проблемы обычно бортмеханик устраняет, а он ранен... Второй пилот до этого не летал на Як-40. Практически всё пришлось делать одному.

Приземлились. Едем по взлётке.

 «Останавливай самолёт! – рявкнул главарь. – К нему никто не должен подходить! Слышишь? Пускай деньги передают! Мы должны улететь за границу!»

– Я им спокойно стал объяснять, мол, сами виноваты, стреляли и что-то повредили. Теперь самолёт трудно остановить, – рассказывает Кашин. – А сам слушаю команды диспетчера, как самолёт поставить, чтобы группе захвата удобнее было штурмовать.

Наконец остановились. И началась «торговля», которая длилась шесть часов. В аэропорт приехали первые лица государства – председатель КГБ Андропов, министр МВД Щёлоков, министр гражданской авиации Бугаев... Террористы согласились высадить часть пассажиров. Но настойчиво требовали денег, хотя бы половину. Потом по их плану надо было лететь в Ленинград, там заправиться – и в Америку.

Начался штурм самолёта. Группа захвата, 12 человек, пять часов просидела под самолётом, выжидая удобного момента. И вот приказ был дан. Услышав шум, бандиты высунулись из люка, думали, что деньги привезли... Тут всё и завертелось – пули свистят, стрельба, шашку дымовую запустили...

«Стреляйте в пассажиров – нас обманули!» – истерично закричал главарь.

И разрядил обойму себе в подбородок! Обмякшее тело упало на пол. Его дружки не стали убивать пассажиров. Один из террористов выпрыгнул из самолёта и попытался бежать. Его подстрелили. Другой поднял руки. Последний из бандитов, молодой парнишка, по моде носил длинные волосы, так его пассажиры за них и оттаскали.

– А потом наш экипаж в КГБ допрашивали, – вспоминает Кашин. – Отпустили только через девять часов. В четвёртом часу ночи приехал домой. В простреленном пальто. Жена Лора как увидела, чуть в обморок не упала. Да чего ты, успокаиваю её, не я же в дырках, а пальто!

После этого ЧП Иван Андреевич не летал месяц. Проходил медобследование, ещё и в КГБ вызывали на беседы. А потом, наконец, снова сел за штурвал Як-40.

– О нападении на мой самолёт власти тогда официально не сообщали. Мне и в КГБ, и в Министерстве гражданской авиации настоятельно порекомендовали держать язык за зубами. Мол, для того, чтобы авиапассажиров не спугнуть. Я даже жене не имел права говорить.

В декабре 1973-го за подвиг во время вооружённого захвата пассажирского самолёта командиру воздушного судна Кашину присвоили звание Героя Советского Союза. Указ о награждении был закрытым, вручили Звезду Героя без лишнего шума.

– Родные были в шоке, когда всё узнали! – смеётся Иван Андреевич. – Только спустя много лет я смог что-то рассказать им о случившемся.

Подробнее об угонщиках Иван Кашин узнал уже в суде. Они были ещё совсем молодые парни. Главарём был ранее судимый, 21-летний москвич Виктор Романов, который нигде не работал, уклонялся от службы в армии и промышлял воровством. Это он во время штурма застрелился. Трое других – студенты Московского автодорожного техникума: Пётр Бондарев, Александр Никифоров и Владимир Жалнин (тогда несовершеннолетний – ему было 16 лет). Александра Никифорова во время штурма ранили, и после он умер в госпитале. Пётр Бондарев был признан невменяемым и отправлен на лечение в психиатрическую больницу. В итоге под суд пошёл только Владимир Жалнин, которого приговорили к 10-ти годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии.

Это был первый случай в СССР штурма захваченного самолёта. Причём полностью оправданный достигнутым успехом – террористы были нейтрализованы, а пассажиры и экипаж самолёта спасены. После попытки угона рейса Ф-19 в советских аэропортах был ужесточён досмотр пассажиров, а угон самолёта был выделен в отдельное преступление. Также были созданы специальные подразделения для борьбы с терроризмом.

Полученные самолётом повреждения устранили, и борт 87607 продолжил эксплуатироваться.

Вместе с командиром воздушного судна Иваном Кашиным в состав экипажа Як-40 входили второй пилот Станислав Толпекин и бортмеханик Николай Никитин. В борьбе с вооружёнными угонщиками вместе с Николаем Никитиным был ранен и попытавшийся обезвредить террористов пассажир – Владимир Гапоненко. Но высокое мужество и профессионализм проявил в этой истории ещё один наш земляк, также ставший Героем Советского Союза – старший лейтенант милиции Александр Иванович Попрядухин.

 


Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении командиру корабля гражданской авиации Кашину Ивану Андреевичу звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»

 


Копия приказа Министра гражданской авиации СССР Бугаева Бориса Павловича №585/Л от 24 декабря 1973 года

 

Александр Иванович Попрядухин родился 1 ноября 1938 года в посёлке Сивск Навлинского района Орловской области РСФСР (ныне территория Алешенского сельского поселения Навлинского района Брянской области) в крестьянской семье. Русский. Ребёнком пережил оккупацию. В послевоенные годы окончил Сивскую начальную школу, затем семилетку в посёлке Глубокие Лужи. Десятилетнее образование завершил в Навлинской средней школе № 1 и сразу начал свою трудовую биографию – с 1955 года работал механизатором в колхозе имени Георгия Димитрова, затем по оргнабору уехал в Нижний Тагил на строительство заводов. В 1957–1960 годах проходил срочную службу в Советской Армии. Служил в пограничных войсках КГБ СССР на советско-турецкой границе в 125-м погранотряде (Арташат, Армянская ССР), где прошёл спецподготовку и по боевым единоборствам. Александр Иванович достиг больших успехов в боевом самбо, что сыграло немалую роль в его дальнейшей судьбе. После демобилизации уехал в Москву и, с учётом армейского опыта, в феврале 1961 года был принят на службу в органы внутренних дел – в начале был милиционером патрульно-постовой службы в 4-м отделении милиции города Москвы (милиционер и милиционер-мотоциклист). Затем служил участковым уполномоченным милиции и инспектором Государственной автомобильной инспекции в 19-м и 36-м отделах регулирования уличного движения ГАИ Главного Управления внутренних дел города Москвы. С 1972 года занимал должность старшего инспектора-дежурного 127-го отделения милиции. Кроме того, Александр Иванович целенаправленно, увлечённо занимался спортом, добившись феноменальных результатов – он мастер спорта СССР и одиннадцатикратный чемпион МВД по боевому самбо.

Осенью 1973 года в Москве планировалось проведение Всемирного конгресса миролюбивых сил, на котором должна была присутствовать представительная делегация Болгарской коммунистической партии во главе с первым секретарём ЦК КПБ Тодором Живковым. В связи с предстоящим событием, в МВД был разработан план «Гром», регламентировавший действия сотрудников силовых ведомств при захвате иностранного посольства, правительственного здания или гражданского авиалайнера. Была сформирована оперативная группа захвата, в которую вошли опытные и хорошо подготовленные сотрудники милиции. В их число был включён и старший лейтенант Попрядухин. Хотя план «Гром» был ещё сырой и не согласован с Комитетом государственной безопасности, тем не менее, с конца октября 1973 года сотрудники группы захвата несли круглосуточное дежурство в здании ГУВД на Петровке.

2 ноября 1973 года группа была поднята по тревоге. По дороге в аэропорт Внуково им сообщили, что группой террористов захвачен пассажирский самолёт Як-40 Гражданского воздушного флота СССР.

Первоначально под угрозой оружия угонщики потребовали изменить маршрут и лететь в США. Подлетая к Брянску, заявили требование: выдача им двух миллионов долларов (сумма много раз менялась), дозаправка самолёта, после чего обещали отпустить половину пассажиров. Далее они собирались следовать в Ленинград, где планировали получить ещё два миллиона долларов и новую дозаправку в обмен на оставшихся пассажиров для вылета в одну из скандинавских стран. Грамотные действия экипажа захваченного Як-40 позволили развернуться и взять курс обратно на Москву – ведь в Брянске таких денег нет.

В Москве операцией освобождения заложников руководил лично Николай Анисимович Щёлоков.  Хотя дежурным по МВД в этот день был замминистра Борис Тихонович Шумилин, но министр внутренних дел, вернувшись с заседания Совмина, сразу же выехал в аэропорт. Щёлоков не раз брал на себя руководство наиболее сложными оперативными мероприятиями, а иной раз и крайне рискованными и ответственными операциями. В этом ему, безусловно, помогал фронтовой опыт.

От КГБ действовал первый заместитель председателя Семён Кузьмич Цвигун, от Министерства гражданской авиации – министр Борис Павлович Бугаев. Координация действий линейных оперативных групп была доверена руководителям УТМ МВД СССР во главе с начальником Управления генералом Николаем Ефимовичем Цыганником.

После экстремальной посадки во Внуково и длительных переговоров, бандиты согласились отпустить двух раненых – бортмеханика Никитина и пассажира Гапоненко  – в обмен на дозаправку топливом. Освобождённые раненые сообщили, что террористы вооружены лишь ружьями, обрезами и ножами, ничего, напоминающего взрывное устройство, замечено не было.

Решено было самолёт не выпускать, тянуть время и готовиться к штурму. А под предлогом дозаправки бензовоз блокировал взлётную полосу.

В штурме участвовали группа военнослужащих дивизии имени Дзержинского и оперативно-спортивная команда ГУВД Москвы. Была сформирована боевая группа сотрудников транспортной милиции, приготовлен чемодан с затребованными преступниками миллионами долларов, при передаче которого и планировалось осуществить штурм. Группа захвата, совершив полуторакилометровый обходной манёвр, скрытно приблизилась к самолёту со стороны хвоста и заняла исходные позиции под фюзеляжем и крыльями Як-40. Это послужило сигналом для ещё одного сотрудника милиции, который в форме работника «Аэрофлота» из здания аэропорта направился к самолёту с баулом, в котором были деньги для угонщиков.

Согласно плану, штурм должен был начаться в момент передачи денег террористам. Все отчётливо понимали, что милиционер, исполнявший роль курьера, оказавшись на линии встречного огня с обеих сторон, скорее всего, был обречён. Но что-то привлекло внимание террористов раньше времени: то ли они услышали какой-то шум снаружи, то ли заметили посыльного с деньгами. Служебный люк самолёта возле кабины пилотов приоткрылся, и из него показался бандит с обрезом. Решение Александру Попрядухину пришло в голову мгновенно. Выскочив из-под самолёта, он вызвал огонь террористов на себя. Несколько пуль попали точно в грудь, но бронежилет БЖ-72 спас ему жизнь.

Группа захвата открыла ответный огонь, а Валентин Раков, в это время сумел заклинить открытую дверь люка багром. Лехманов попытался зацепить за нижнюю кромку люка лестницу-стремянку, но первая попытка закончилась неудачей – лестницу ногами вышибли наружу. При этом угонщики непрерывно вели прицельный огонь сверху, из проёма люка – спрятаться от пуль штурмующим было просто негде. Попрядухин стоял прямо перед люком, отвлекая огонь на себя и принимая выстрелы, одновременно стреляя в ответ сразу из двух пистолетов. В результате один из угонщиков – Никифоров – был тяжело ранен и рухнул из открытого проёма люка прямо ему под ноги. Никишкин трижды бросал в люк химпакет со слезоточивым газом. Первый угонщики вышвырнули обратно, второй в воздухе разнёс выстрел из обреза. Но третий пакет удачно закатился под самолётное кресло, и густой едкий дым повалил в салон и из люка. Осознав безнадёжность ситуации, главарь банды Романов застрелился. Сразу вслед за этим его подельники сдались. В открытый экипажем основной хвостовой трап спасённые пассажиры выбрались из задымлённого самолёта наружу… Штурм, по разным оценкам, длился от трёх с половиной до пяти минут.

Вот как описал штурм непосредственный участник этих событий Николай Ефимович Цыганник (тогда начальник управления транспортной милиции МВД СССР): «Решающим моментом операции должна была стать процедура передачи денег преступникам. Чтобы взять чемодан с требуемой суммой, им в любом случае пришлось бы открыть люк. А дальше группа захвата блокирует дверь, забрасывает в салон «черёмуху», нейтрализует преступников и штурмом освобождает заложников. Моим распоряжением для передачи денег была выделена группа самых отчаянных сотрудников линейного отдела и управления милиции на воздушном транспорте. Непосредственный выбор пал на молодого смелого старшего оперуполномоченного ОБХСС Виктора Скобелева. Надели на него бронежилет, вручили огромнейший баул с валютой. И вот пошла команда о начале операции.

До самолёта было не более 80 метров. Мы все, да и сам Виктор, прекрасно понимали, что при любом развитии ситуации первый выстрел со стороны преступников будет по нему. И он пошёл. Все замерли… 10,.. 20,.. 40 шагов. И вдруг тишину разорвали звуки хаотичной стрельбы. Значит, начала работу штурмовая группа! Но почему раньше срока?

А случилось непредвиденное. В наступившей тишине кто-то из штурмовой группы нечаянно задел фюзеляж то ли каской, то ли багром. Один из угонщиков решил проверить, что там случилось, приоткрыл люк. Этого все и ждали.

Штурм занял три с небольшим минуты. Старший лейтенант милиции Александр Попрядухин бросился вперёд и, вызвав огонь на себя, не дал закрыть дверь люка. Группа захвата блестяще выполнила задачу: один преступник убит, другой застрелился, а двое арестованы. Несмотря на интенсивный обстрел (68 пробоин в обшивке!), все пассажиры остались живы –  в ходе захвата двух из них всё-же ранили».

Министр внутренних дел СССР Николай Анисимович Щёлоков добился высокой награды для Александра Попрядухина. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19-го декабря 1973 года за мужество и отвагу, проявленные при исполнении служебного долга, старшему инспектору 127-го отделения милиции УВД Москвы старшему лейтенанту милиции Попрядухину Александру Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 10741). Он стал первым из сотрудников милиции, удостоенных в мирное время высшей награды Родины – звания Герой Советского Союза.

Информация о попытке угона самолёта была сразу засекречена. Согласно официальной версии, опубликованной в газете «Комсомольская правда», Александр Иванович Попрядухин отличился при задержании особо опасного преступника в Центральном парке культуры и отдыха имени Максима Горького.

 


Герой Советского Союза Александр Иванович Попрядухин

 

В 1975 году Александр Иванович Попрядухин окончил Государственный центральный ордена Ленина институт физической культуры (ГЦОЛИФК), а в 1980 году – Академию МВД СССР. Работал инспектором Управления кадров ГУВД Москвы, преподавателем, заместителем начальника и начальником кафедры боевой и физической подготовки Академии МВД СССР. С 1992 года полковник милиции Попрядухин в отставке. В лихие девяностые Александр Иванович работал в личной охране одного московского бизнесмена. Об этом периоде своей жизни он вспоминал не слишком охотно, в одном из своих интервью заявив:

«Когда меня уволили, я и забыл, что герой. Звезду спрятал в сейф. Пошёл в личную охрану к одному богатенькому мальчику двадцати шести лет. Кофе ему в постель приносил. С нуля пришлось всё начинать».

Уйдя на отдых, Александр Иванович Попрядухин по-прежнему жил в Москве. Был членом Попечительского совета Всероссийской федерации самбо. До самых последних дней жизни занимался общественной деятельностью, много внимания уделял воспитательной работе с молодёжью. 21-го января 2013 года Александр Иванович скончался. Похоронен на Троекуровском кладбище города Москвы.

Документальный фильм «Засекреченный Герой Советского Союза»

 

Владимир Снегирёв. «Небесный терроризм: остановка самолёта по требованию». «Вечерняя Москва», 27 июня 2012 года

Интервью с пилотом Гражданской Авиации, Героем Советского Союза Иваном Андреевичем Кашиным

Категория: Статьи А.П. Романова | Добавил: kamozin100 (02.07.2017) | Автор: А.П. Романов, И.А. Мосин
Просмотров: 1924 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar